Светлана Замлелова

Создайте свою визитку
На главную Отзывы Отзывы о книге «Гностики и фарисеи. Рассказы и повести» 2. Георгий Добыш
1

Возрождение «маленького человека»

Светлана Замлелова. «Гностики и фарисеи. Рассказы и повести» – М.: «Художественная литература», 2010, – 448 с.Пишущих у нас в стране в последние годы становится все больше и больше, писателей все меньше, а среди мастеров-словотворцев, еще меньше имен, о творчестве которых хотелось бы говорить как о факте современной русской литературы.
Подобно незадачливому горе-рыбаку, у которого уже давным-давно не пляшет на водной глади яркий пластмассовый поплавок, но он подолгу и с усердием достойным лучшего применения часами просиживает на берегу в напрасной надежде поймать «в-о-от такую рыбу», так вот, подобно этому рыбаку и современный литературный критик в тоске, унылости и полном расстройстве чувств сидит сегодня у бурного литературного потока и вовсю таращит глаза, наблюдая за его мутноватым, а то и вовсе беспросветно-грязным содержимым, надеясь разглядеть и выхватить из него и показать миру нечто удивительно яркое, подлинное, настоящее, а главное – талантливое. И если уж это случается, если такая находка становится реальностью, действительностью нашей жизни, то это, надо сказать, – событие во всех отношениях замечательное.
Так вот, думается, что подобным ярким явлением в современном отечественном литературном мире стала книжка рассказов и повестей Светланы Замлеловой «Гностики и фарисеи», недавно вышедшая в «Художественной литературе», крупнейшем книжном издательстве, выпускавшем в советское время классику и лучшие произведения современников. Судя по этой книге, оно и сейчас старается не отступать от этой традиции.
Чем же привлекают произведения писательницы Замлеловой?
Да, всем, что, вообще привлекает нас в любом талантливом литературном произведении: и своими героями, и своим удивительным, неповторимым языком, и великолепным мастерством композиционного построения своих произведений, и, наконец, своей идейной направленностью, сутью которой становится слегка иронический, иногда ярко сатирический, а, в общем, сочувственный до болезненного «оха» взгляд современного художника на нынешнего, изрядно растерявшегося, и все никак еще не могущего найти своего места человека, оказавшегося в мире не то постлжесоциализма, не то недокапитализма, не то Бог его знает, в каком другом мире.
Персонажи ее произведений – это, в основном, современные живущие среди нас «маленькие люди», потомки тех самых, словно динозавры, исчезнувших из советского литературно-творческого обихода, но со школьных лет оставшихся в памяти каждого отличника или хорошиста как «маленькие люди» Карамзина, Пушкина, как «маленький человек», олицетворением которых является Акакий Акакиевич в «Шинели» Николая Васильевича Гоголя, из которой вышла, как известно, вся русская литература, или, как «маленькие люди» в творчестве Чехова, особенно его чиновник, чхнувший на лысину начальника и, не переживший такого конфуза.
Благодаря талантливой писательнице, литературные потомки тех персонажей, естественно, изменив свой внешний облик, вновь претендуют на свое традиционное в русской литературе место. В ее произведениях личности, с социальной точки зрения мало заметные и, скажем честно – ничтожные, воспринимаются как характерные для своего, то есть, нашего, нынешнего, столь не похожего на все прошлое, время.
В повести Замлеловой «Абрамка» учитель истории Иван Петрович Размазлей, оказавшийся на волне перестройки в должности мэра небольшого провинциального городишки, то есть, в современных чиновниках, не смотря на весь его авантюризм – человек, в общем-то, жалкий и недалекий. Ему «хотелось...и в Бога верить, и бывать на мессах». Но почему-то все у него «устраивалось не так, как грезилось» и он не раз терпит неудачу, как в личной так и в общественной жизни.
В рассказе «Неприкаянность» выпускник Московского Университета Симанский, не зная как эффективнее ему использовать упавшие на его незадачливую голову плоды перестроечной свободы, ничего не находит лучшего, как поехать с приятелем на ПМЖ в далекую от Москвы глухую деревню Котцы, где он, согласно автору, надеялся встретить крестьянок с крынками молока, мужиков с косами, тучных коров, заливные луга, монахов-старцев, заснеженные избушки и церковки. Оказалось, современная деревня никаким боком не влезает в эти его представления. Там жили старухи, священник, да беспросветный пьяница Ленька. Коров в ней никто не держал, разве что можно было купить козу, но и для нее надо косить сено, а с трудом накошенную траву кто-то у незадачливого деревенского новосела попросту бессовестно своровал. И даже наловленная на озере в компании приятелей рыба ушла обратно через дыру в садке. В общем, Симанский чувствовал себя в этом мире, «как незванный гость, как человек, остановившийся в чужом доме и не знакомый с его порядками». Он действительно был чужим и достаточно еще умным, чтобы почувствовать непреодолимое расстояние «между ним и людьми, которым он хотел стать своим и которые были ему собратьями лишь по названию». Бесславно сбежав от деревенской жизни, Симанский бросился в новую авантюру — занялся изданием оголтелой антицерковной газеты. Познакомившийся с его изданием новый деревенский батюшка сказал по поводу Симанского:
– Лишь бы себя показать...
Есть среди персонажей рассказов и повестей Светланы Замлеловой беспросветный пьяница, алкавший с детства великого и прекрасного (Василий Иванович в рассказе «Василий Иванович»), бродяга нового пошиба – 23-летний Павел Романович Курицын, однажды покинувший свое Отечество, чтобы переселиться в Германию, но через год, претерпев множественные лишения, вернувшийся домой. «...И с тех пор, - как замечает автор, - ни о каких эмиграциях не помышляет».Есть четыре сестры Свинолуповы (рассказ «Красный день календаря»). Но это далеко не три чеховские сестры. И стремятся они не в Москву, а едут из Москвы. На дачу. Чтобы отпраздновать там День 7 ноября. И не молодые они, с не сложившейся личной жизнью. Отдых у них тоже получился какой-то несладившийся. И сами-то они какие-то ненужные в этом мире никому – без детей, без родственной привязанности. А время уходит, уходит…
Или вот совершенно любопытнейший тип дан писателем в рассказе «Муся». Философия главного персонажа укладывается в слова: «Для себя только жить надо, одной минутой. Если видите в чем-то свое удовольствие, хватайте его, не упускайте, чтобы не жалеть потом... О людях только тогда вспоминать нужно, когда они выгоду сулят». Этими своими постулатами он и руководствовался в жизни. Да вот незадача — был наказан за свой сверхэгоизм любящей его женщиной.
Впрочем, большинство из женских персонажей у Замлеловой особых симпатий не вызывают. Многие из них — хищницы, мечтающие о красивой жизни для себя, и ради нее они всегда готовы «наставлять рога» своим благоверным.
Ну, да что персонажи. Они, ведь, не по замыслу, не по задумке хороши, их, ведь, выписать надо, их словом литературным надо сотворить, насытить, да так, чтобы читатель поверил в каждого из них, в их литературную и жизненную реальности. В этом умении – пожалуй, основное достоинство таланта писателя.
Старательно, усердно и мастерски плетет Замлелова словесное кружево в создании каждого образа, демонстрируя перед читателем широкую палитру красок русской словесности. Благодаря ее слову, благодаря таланту его использования, персонажи обретают ту самую живость, зримость, яркость и ясность, позволяющие в полной мере увидеть их художественную объемность и социальную значимость. Следить за ее словом, его плавной и ненавязчивой текучестью – одно удовольствие.
По своему творческому почерку писательница необыкновенно созвучна и близка русским классическим литературным традициям. Все ее произведения – в их русле, хотя она и не пытается подобострастно и заискивающе заглядывать в глаза великим писателям мира того. Она – творец современный, яркий, оригинальный, но лишенный всяческой претенциозности и вычурности. Она даже не думает претендовать на некую литературную сверхновизну и необычность. Ей не нужно провоцировать критиков на некие там новомодные «пост» и «измы» в их определениях и оценках ее творчества. Всего этого хлама в нем попросту нет.
В языке ее повестей и рассказов, в их персонажах, во всей ее творческой манере отражается яркая авторская индивидуальность. И в этом главная и непреходящая ценность ее таланта.

2010

Георгий ДОБЫШГеоргий ДОБЫШ - главный редактор альманаха «Литературный факел». Ведущий редактор издательства «Газойл пресс». Член Экспертного совета Комитета по культуре Правительства Москвы, член Союза писателей России. Кандидат философских наук. Живёт в Москве.



 

 

Общеписательская Литературная Газета №12 (13), 2010 г.

 

Нравится
 
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет