Светлана Замлелова

Создайте свою визитку
На главную Публицистика Культура и Религия
2

Крепость выстояла

Светлана Замлелова

 

 

22 апреля с.г. театр «Содружество актеров Таганки» отметил двадцать пятый день рождения. Свой четвертьвековой юбилей, или, как назвал его руководитель театра Н.Н. Губенко, «четвертак», театр встретил феерическим капустником и спектаклем «ВВС (Высоцкий Владимир Семёнович)». Поздравить коллектив пришли Александр Калягин и Олег Попцов, Геннадий Хазанов и Сергей Соловьёв, Председатель Московской городской думы Алексей Шапошников и руководитель Департамента культуры города Москвы Александр Кибовский.

 

Один из самых молодых театров страны, появившийся уже в постсоветскую эпоху, непохож на баловня судьбы, и почти всю свою жизнь провёл в борьбе за выживание, за независимость, за право оставаться собой, за возможность творить в коллективе единомышленников. Театр был создан в апреле 1993 года решением Московского городского Совета народных депутатов. Основу труппы составили тридцать шесть актёров и часть сотрудников театра на Таганке. Но появлению нового театра предшествовала драматическая история раскола.

 

Когда-то знаменитый Театр на Таганке был известен на всю страну, на весь мир. Театр считался авангардным, смелым, дерзким, ни на кого не похожим, непрерывно ищущим и предлагающим зрителю новые формы и новый язык. Сценическая публицистика или поэтический театр – эти новинки сценической литературы неизменно связывались с Театром на Таганке. 70-е годы XX в. стали поистине его апогеем. Филатов, Губенко, Высоцкий, Золотухин… Советские звёзды первой величины, известные всем не только по спектаклям, но и лучшим фильмам того времени.

 

Каждая постановка проходит с аншлагом, театр становится одним из самых посещаемых в стране. Здесь не используются занавес и классические декорации, вместо которых зритель видит всевозможные конструкции. Зато на сцене «Таганки» можно было любоваться театром теней и пантомимой. Находки Брехта, Мейерхольда, Вахтангова в преломлении и осмыслении Юрия Любимова породили свой собственный узнаваемый стиль – стиль «Таганки». Здесь особая эстетика и тесный контакт со зрителем, здесь гражданский пафос и критика власти – именно так воспринимался тогдашним зрителем театр Любимова. И зритель простаивал в огромных очередях, чтобы попасть на очередной спектакль.

 

Но за апогеем наступил перигей. В 1984-м Любимов ушёл из театра, потом уехал из страны и был лишён советского гражданства. Без него главным режиссёром театра стал сначала Анатолий Эфрос, а затем – Николай Губенко. В 1989 г. Юрий Любимов снова оказался во главе Театра на Таганке. Но, как водится, «не бывает так, чтобы всё стало, как было». Любимов не мог больше отдавать всего себя родному театру – теперь он был связан другими отношениями и другими контрактами. Конфликт, видимо, возник после того, как Юрий Любимов решил приватизировать театр, а труппу перевести на контракты. Именно тогда часть труппы постановила образовать новый театр, даже обратившись за содействием к президенту Ельцину. Решено было провести голосование о разделении. Голосование шло три дня, и в итоге большинством согласились отделиться и создать новый театр – без приватизации и контрактов.

 

Раскол проходил тяжело – после того, как Моссовет принял решение о создании «Содружества актёров Таганки», новому театру пришлось пережить множество судебных процессов о разделе сценического имущества и не только… Сегодня в театре уверяют, что все свои двадцать пять лет вели почти непрерывную войну с настоящими судебными боями и победами, которых в общей сложности было около тридцати. Но это была не просто война. Судя по воспоминаниям и рассказам её участников, театр «Содружество актёров Таганки», сам того не желая, превратился в крепость, пережившую множественные осады, но выстоявшую. В крепость, которая не выкинула белый флаг.

 

Театр не просто не поддерживался государством, но порой и просто оставался без денег, так что меценатами или спонсорами новых постановок становились друзья театра. А репетиции первого спектакля – «Чайки» в постановке С. Соловьёва – проходили при свечах, потому что доброхоты попросту отключали электричество. В таких условиях можно было сдаться, распахнуть ворота крепости, забыть все мечты о независимости и самостоятельности, отказаться от идеи творить в содружестве единомышленников. Но молодой или, точнее, новый коллектив не сдался, крепость не пала. Театр не просто выстоял, но и обрёл своё лицо, заполучил собственного зрителя. Даже при том, что театр оказался в информационной блокаде, при том, что средств на так называемую «раскрутку» у Содружества не было, всё равно зритель узнал, пришёл и полюбил.

 

Сохраняя традиции и находки «Таганки», новый театр создал постепенно свой стиль, тесно связанный и, пожалуй, определяемый гражданской позицией и то, что называется, харизмой руководителя театра – Н.Н. Губенко. В репертуаре много музыкально-поэтических спектаклей, как, например, «ВВС (Высоцкий Владимир Семёнович)». Композиция, постановка и сценография народного артиста РФ Николая Губенко по стихам и песням Владимира Высоцкого. Каждая песня Высоцкого становится небольшим спектаклем, сценкой. Трагическое перемежается с комическим, история – с современностью. Некоторые песни воспринимаются на удивление актуально, словно были написаны не тридцать-сорок лет назад, а вчера или сегодня. Николай Губенко выступает не только автором композиции и режиссёром, но и актёром, создавая самые разные образы, читая стихи, исполняя как блатные, так и патриотические песни. Николай Губенко рассказал о Высоцком, которого сам хорошо знал, о Высоцком не только актёре и авторе песен, но и глубоком мыслителе.

 

Музыка и поэзия вообще активно задействованы в постановках. Таковы, например, «Афган» – сценическая композиция по песням и письмам воинов-«афганцев» (инсценировка Ж. Болотовой, Н. Губенко; режиссёр-постановщик и автор литературной композиции Н. Губенко), а также историческая драма «Концерт по случаю конца света» – инсценировка по произведениям русских поэтов и прозаиков (автор инсценировки Н. Губенко; режиссёр-постановщик Н. Губенко). Интересно и то, что во многих спектаклях задействована вся труппа.

 

Сценическая публицистика – это также неизменная спутница премьер театра, на сцене которого тесно и гармонично переплетаются театральное действо и видеозапись. Чередование или сочетание экрана и сцены создаёт эффект переклички с действительностью, зритель как будто одновременно видит, что происходит или происходило в стране и мире, и тут же получает оценку происходящему, эмоциональный отклик. Сцена становится не чем-то далёким и отвлечённым, но частью действительной жизни. Экран словно приближает сцену к зрителю или вовлекает зрителя на сцену. И спектакль превращается в собеседника, могущего если не ответить на все «проклятые вопросы», то уж точно заставить задуматься. Так, постановки Николая Губенко («Концерт по случаю конца света», «Нечистая сила») – это стремление осмыслить огромные периоды истории нашей страны, призыв к русскому человеку понять самого себя и остановиться на пути саморазрушения. При этом задействованы экран и сцена, музыка, поэзия и публицистика – эффект, производимый содружеством искусств, оказывается кратно сильнее. Впечатления не отпускают зрителя, острота их не успевает притупиться.

 

Кстати, вот пример модернизации театрального искусства, когда вовсе необязательно обнажать на сцене причинные места или разыгрывать однополую любовь. Оказывается, модернизация – не синоним непристойности. Скорее выходит, что непристойность – условие государственного финансирования.

 

Ведь за все двадцать пять лет своего существования театр «Содружество актеров Таганки» не пользовался государственной поддержкой. В то же самое время есть театры, раздираемые финансовыми скандалами. Не так давно, например, К. Райкин, попавший в список самых высокооплачиваемых руководителей учреждений, подведомственных Министерству культуры, обличал цензуру и «беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные» выпады зрителей в связи с недовольством по поводу спектакля о подростке-гомосексуалисте в «Сатириконе».

 

А история с Кириллом Серебренниковым, чьим «Гоголь центру» или «Седьмой студии», олицетворяющим современное искусство, государство выделяло довольно серьёзные суммы? В своё время уже назначение Серебренникова сопровождалось скандалом: человека, не имеющего театрального образования, без всякого конкурса поставили руководить одним из ведущих театров столицы вопреки желанию труппы. Сегодня «Гоголь центр» стал символом для одних – современного искусства, для других – невнятных экспериментов и непристойности, приветствуемой на Западе.  Руководителя его обвиняют в растрате выделяемых государством немалых средств. Другими словами, вдруг выяснилось, что уничтожение русской культуры прекрасно сочетается с расхищением бюджета России. Миллиарды бюджетных рублей уходят на содержание целой армии деятелей, как будто поставивших перед собой задачу оскорблять и разграблять страну, а заодно плевать в её историю и унижать народ. «Левиафан», «Тангейзер», «Голая пионерка», «Нуреев» – всё это снималось и ставилось на бюджетные деньги. На бюджетные деньги создана настоящая машина, которая исправно, под видом модернизации, работает на истребление культуры, на программирование людей, на медленное, но верное изменение сознания.

 

Между тем театр «Содружество актёров Таганки», возглавляемый прославленным мастером, не пользуется такой благосклонностью государства. Поневоле задумаешься: значит, такая культура, такие спектакли государству не нужны? Например, спектакли Губенко призывают не к толерантности, не к разрушению собственных культуры и традиции, не к тому, чтобы согласиться считать извращение за норму, но к тому, чтобы внимательно вглядеться в историю страны, разобраться в происхождении и сути страшных потрясений, последствия которых страна переживает до сих пор. Эти спектакли зовут людей думать и заставляют чувствовать. Только думать не о сексопатологиях и чувствовать не собственную ущербность. Согласимся, что задачи разные по масштабу и охвату. Но выходит, что именно этот масштаб, этот уровень государству не подходит. Зато государство готово финансировать оболванивание и разложение, прикрытые лозунгами о передовых направлениях в искусстве, о модернизации и уважении на Западе. И если русская культура до сих пор ещё не исчезла под катком той самой машины, то это благодаря таким людям, как Н.Н. Губенко, как театр-крепость «Содружество актёров Таганки».

 

Раз крепость до сих пор не пала, раз выстояла в поединке с действительностью, значит ей надолго суждено оставаться форпостом русской культуры. Даже когда не было средств и сил, театр продолжал творить и работать, создавая новые спектакли и не сворачивая с выбранного пути. Сегодня в дни своего двадцатипятилетия театр полон новых идей, предлагая зрителю новые постановки, продолжая удивлять и волновать. В его истории отобразилась история России, судьбы театра и страны чудесным образом переплелись. А потому и пожелать театру будет уместно того же, чего пожелали бы всей стране: творческой мощи и процветания.

 

2018

 

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет