Светлана Замлелова

Создайте свою визитку
На главную Публицистика Общество
6

Не повторить ошибок

Светлана Замлелова

 

 

При всей открытости и близости к России, Беларусь остаётся для многих загадкой, своего рода Terra Incognita. Подтверждением чему служат множественные и разноречивые представления россиян о соседнем государстве. Представления полярные и даже взаимоисключающие, однако, весьма устойчивые и широко распространённые.

Послушать одних, получается, что в Беларуси при строгих порядках едва ли не коммунизм и всеобщее благоденствие. Но глядя на белорусов, приезжающих в Россию на заработки, задаёшься вопросом: зачем из благополучной страны ехать в менее благополучную за длинным рублём? Например, это жители Магриба массово едут на заработки во Францию, а не французы в Алжир или Марокко. Или другой вопрос: какой может быть коммунизм или социализм при наличии частных банков, частных СМИ и бизнеса вообще?

 

Послушать других, Беларусь ничего не хотела бы так сильно, как сближения с Россией. Но Россия, во-первых, не идёт на это сближение, а во-вторых, белорусы справедливо опасаются поглощения своих ресурсов российскими олигархами. Но тут же снова возникает множество вопросов. Как, например, понять белорусских чиновников в связи с делом журналистов Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина? Эти белорусские журналисты обвиняются в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды или розни, и грозит им до двенадцати лет тюремного заключения. Обвинения были выдвинуты после публикации материалов, посвящённых отношениям России и Беларуси. Так вот, по заключению двух разных экспертов, в публикациях «не содержится призывов к осуществлению деятельности экстремистского характера, обращений к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности…» Зато эксперты подтвердили наличие в статьях критики непоследовательных действий «властей против местного национализма, который нацелен на отрыв братской Белоруссии от России». «Цель автора – довести до читателя своё критическое отношение к непоследовательной национальной политике руководства Белоруссии, которое дистанцировалось от борьбы с проявлениями национализма и русофобии, взяло на вооружение идеологические штампы местного национализма, что может привести к ослаблению белорусско-российских связей», – сообщает эксперт о работах Ю. Павловца. А кроме того, направленность критики Павловца белорусских властей – это «улучшение (а не ухудшение) взаимоотношений между двумя братскими народами Белоруссии и России».

 

В то же время русофобские выпады белорусских националистов остаются, как правило, ненаказуемыми. Власть как будто не замечает антироссийские выходки «свядомых змагаров». Так, например, в августе 2017 г. в Союзе писателей Беларуси вручали дипломы победителям литературного конкурса «Скориновой душой возласканное слово», посвящённого 500-летию Франциска Скорины. Председатель союза Н.И. Чергинец поздравлял победителей на русском языке, а его заместитель А.Н. Крейдич – на белорусском. Как вдруг один из награждаемых заявил Чергинцу: «Я не хочу вам пожимать руку, потому что вы разговариваете со мной на оккупационном языке». И никто не обвинил этого литератора в разжигании национальной вражды и розни.

 

Или другой случай. В сентябре 2017 г. в Беларуси проводились совместные стратегические учения вооружённых сил Российской Федерации и Республики Беларусь «Запад-2017». Кстати, накануне учений Москва отметила 870-летие, а Минск – 950-летие. И вот перед праздниками и учениями 8 сентября по Минску прошли демонстранты с лозунгами «Русский солдат, иди домой! Водки здесь нет!» И снова никаких арестов и обвинений в разжигании вражды или розни. Хотя, судя по реакции российских публицистов, рознь «свядомым змагарам» удалось-таки разжечь.

 

Подобных примеров очень много. И у российского наблюдателя создаётся устойчивое впечатление, что в соседнем государстве, где «у ребят порядок строгий» и без ведома власти ничего никогда не происходит, журналистов, призывающих к единству и сближению с Россией, бросают за решётку, а на разжигающих рознь националистов-русофобов, последователей белорусских коллаборационистов под бело-красно-белыми флагами, просто не обращают внимания. Чего стоит газета «Народная воля» или сайт «Наша Нива», по степени русофобии могущий сравниться с украинским «Цензором». К слову, на многих белорусских порталах, даже и не оппозиционных, информация о России подаётся зачастую в духе западных СМИ.

 

И неспроста многие россияне считают, что Беларусь – никакое не дружественное государство, а некий аналог януковичской Украины, то есть сосед, пытающийся усидеть на двух стульях, при этом потакающий националистам и готовый перечеркнуть общую историю. В пользу последнего говорит, например, запрет на использование во время празднования 9 мая георгиевских ленточек в Беларуси. Конечно, сами по себе эти ленточки ничего не значат. Но в связи с выпадами против них укров, такой запрет выглядит странно. Да и зачем вообще запрещать?

 

Но как тогда понять, что 83,3% белорусов проголосовали за интеграцию с Россией и государственный статус родного для белорусов русского языка?

Словом, получается какая-то путаница, разобраться в которой, сидя в Москве или бывая в Минске наездами, попросту невозможно. Что за люди – наши соседи-белорусы, чем они живут сегодня, как воспринимают Россию? Не лучше ли обратиться за разъяснениями к самим белорусам, что мы и сделали, попросив прокомментировать наши сомнения белорусских писателей, представителей запада и востока страны – Ирину Сергеевну Шатырёнок из Гродно и Андрея Евгеньевича Геращенко из Витебска.

 

Ирина ШатырёнокБелорусы, как рассказала Ирина Шатырёнок, народ хоть и близкий русским, но всё же другой, с другим национальным характером и другим мировоззрением. «Русскому человеку всегда можно было двигаться хоть за Урал, хоть на юг или на север – огромные территории позволяли. Но Беларусь – это такой пятачок, что все утюжили его столетиями. Недаром есть такие слова у белорусов: «хавайся у бульбу!» (прячься в картошку). Белорус тихий-тихий, но себе на уме, молчалив, но свою думу думает. Настоящему белорусу свойственны внешнее спокойствие, сдержанность, осторожность, замкнутость». Впрочем, Ирина Шатырёнок считает, что национальные черты белорусов – покладистость, сговорчивость, пассивность – в современном динамичном мире скорее отрицательные черты, поскольку часто обусловлены безразличием.

 

Как и на Украине, белорусские запад и восток тоже разнятся. Западного белоруса, по мнению писательницы, отличает устойчивая позиция «моя хата с краю», можно также назвать это «хуторским мировоззрением». Западный белорус всегда был крепким хозяйственником и своё трудолюбие перенёс с частного владения на колхозное, не забывая и о собственном подворье, поэтому, считает Ирина, «белорусские сельхозугодия в любую пору года выглядят ухоженными, сев или уборка слаженны и техничны, наблюдать одно удовольствие».

 

Современные дети и внуки западного белоруса хорошо помнят, что принадлежало их предкам до прихода «саветаў», «пры Польшчы», и что они потеряли. Историческая память на западе страны очень сильна, западные белорусы поддерживают давние связи с родственниками в Польше, Англии, Канаде, Америке, молодежь охотно уезжает учиться и работать на Запад. В последние десять лет молодые белорусы любыми путями доказывают свою принадлежность к польской национальности, подтверждение тому – получение карты поляка (Karta Polaka), которая даёт им права негражданского характера, в частности, бесплатно получать долгосрочную многократную визу и др.

 

В общей массе белорус доброжелателен и благоразумен. Более двадцати лет президент страны А.Г. Лукашенко находится у власти. Это ли не подтверждение белорусского консерватизма? Белорус традиционно терпим к другим конфессиям, исторически здесь нет конфликтов на национальной почве, в белорусских местечках столетиями уживались православные, католики, евреи, татары.

 

«Но времена меняются, – говорит Ирина Шатырёнок, – молодежь – вот цель многих деструктивных сил, которую можно использовать в своих далеко идущих планах». На оппозиционных сайтах подогревается откровенная русофобия, особенно этим грешат белорусские либералы, люди, имеющие отношение к литературной и вообще культурной среде. «Белорусская русофобия» так же агрессивна и отвратительна, как и любая другая. Для «свядомых» Русский Мир – это красная тряпка, главное зло, с которым они готовы бороться. И здесь, по мнению писательницы, государство опаздывает и часто проигрывает. Как будто ему не хватает опыта и новых идей, в то же время губительным оказывается формализм, мешают бездушие и конформизм. Ведь сегодня происходит масштабная поколенческая смена старых кадров, приходят молодые, жаждущие сделать быструю карьеру, это уже поколение общества потребления, и им нет дела до каких-то там ценностей прошлого.

 

Поэтому, в частности, меняется и отношение к Великой Отечественной войне. Ирина Шатырёнок занимается темой партизанского движения в Беларуси, она автор исследования о партизанском командире Дмитрии Денисенко. «Это скорее всего, мой ответ, – говорит писательница, – моя гражданская позиция и отношение к той большой лжи определённых людей, которые стремятся пересмотреть итоги последней войны – Великой Отечественной. Я называю это просто: партизанская и полицейская идеология. К сожалению, полицейская гидра в последнее время поднимает голову. Сегодня историки открывают архивы, вводят в научный оборот новые документы. Как писатель, я делаю своё маленькое, но правое дело, меня поддерживает власть. Уверена, попытки некоторых ревизионистов сделать из белого чёрное, обречены на провал». И тем не менее «война» в Беларуси не утихает до сих пор, продолжая закипать и бурлить уже в умах современников. «Когда читаешь дневник молодого партизана Славы Хилимонова, – рассказала Ирина Шатырёнок, – то понимаешь: в 1942-1944 гг., там, в Налибокской пуще было всё, кроме вранья, война быстро делала из людей – ЛЮДЕЙ. После войны и до конца дней своих они оставались верны партизанскому братству, выручали друг друга из сложных ситуаций, не бросали друзей, тому подтверждение множество примеров. С уходом этого поколения мы много потеряли в общественной жизни – совестливость и стыд».

 

И снова вспоминаются белорусские журналисты, арестованные за призыв к сближению с Россией и противодействию националистам, той самой «полицейской идеологии», о которой рассказала Ирина Шатырёнок. Не так давно писательница приняла участие в круглом столе «Начальный период Великой Отечественной войны: становление партизанского движения на территории нынешнего Кореличского района». И что же? Некоторые участники открыто и безнаказанно выступали против партизанского движения, называя партизан «убийцами», уверяя, что молодёжь насильно загоняли в партизанские отряды, и сочувствуя «бедным хлопцам», что перешли во время войны в батальон Бориса Рагули. Рагуля – известный белорусский предатель, коллаборационист, агент Абвера и ЦРУ, возглавлявший в Новогрудке БКО (Белорусская краевая оборона), сотрудничал с немцами, по приказу немецкого комиссара Новогрудского повета Вильгельма Траубе сформировал белорусский конный эскадрон в Новогрудке, после войны эмигрировал на Запад.

 

Андрей ГеращенкоВпрочем, всё это не новость. Андрей Геращенко рассказывает, что к 65-летию Великой Победы газета «Народная воля» опубликовала на своих страницах книгу Ильи Копыла «Небышино. Война», в которой партизаны изображались в виде мародёров и пьяниц, а немцы, дескать, начали устраивать для белорусов национальные школы. «Есть белорусский патриотизм, – считает Геращенко, – а есть белорусский национализм. Я, как и подавляющее большинство белорусов, горжусь своими белорусскими гербом, красно-зелёным флагом, гимном, государственностью, достижениями Республики Беларусь, каковых немало. Владею и пользуюсь белорусским языком. Но есть и белорусский национализм – достаточно неприглядный, ставящий под сомнение, прежде всего, пророссийскую ориентацию Белоруссии и белорусского народа. Националисты стремятся поменять государственные символы, вернув бело-красно-белый флаг предателей и полицаев, впервые появившийся при кайзеровской оккупации в 1918 году, затем активно использовавшийся уже при гитлеровской оккупации, и короткое время в начале 90-х бывший государственным на фоне развала СССР и антисоветской истерии. Эта карта разыгрывается противниками нашего единства, а сами проевропейские и русофобские структуры существуют только в связи с мощной поддержкой из-за рубежа. К сожалению, порой грань между патриотизмом и национализмом провести непросто, особенно непосвящённым в такие тонкости, чем националисты активно и пользуются, выдавая себя за патриотов. Но их цель очень конкретная и ясная – под видом “национального возрождения” противодействие российско-белорусской интеграции и смена курcа в сторону Европы».

 

Эти самые сторонники «национального возрождения» используют каждую возможность, чтобы вбить клин между Россией и Беларусью, чтобы рассорить традиционно близкие народы. Именно для этого были устроены провокации накануне совместных учений, именно поэтому была выбрана дата для антироссийских выступлений – 8 сентября. В этот день в 1514 г. польско-литовская армия нанесла русским войскам поражение под Оршей, при том, что русская армия имела численный перевес. Незадолго до этого король Сигизмунд I утратил Смоленск и намеревался его вернуть. Но победа под Оршей позволила польско-литовскому войску лишь занять несколько небольших городков, а Смоленск остался за русскими. «Тем не менее, – считает Андрей Геращенко, – в целой серии польско-литовских хроник, рассчитанных на поднятие престижа в Европе, эта битва была чрезвычайно раздута, как и её значение. В советское время в связи с её ординарностью и малой значимостью битву под Оршей практически не вспоминали. Сейчас же об этой битве вовсю трубят, в первую очередь, националисты – дескать, “наши народы постоянно воевали”, а битва под Оршей как раз удобна в смысле пропаганды “борьбы и побед над клятыми москалями”».

 

Как видим, подходы и приёмы ничем не отличаются от украинских. С тою лишь разницей, что такого массового помрачения умов, как на Украине, в Беларуси пока не наблюдается. И несмотря на то, что по всей стране перед учениями «Запад-2017» прошли демонстрации с оскорбительными для России лозунгами, о выражении мнения большинства белорусов речи нет. Андрей Геращенко считает, что «большинство белорусов вообще мало обращали внимание на учения, которые являются традиционными.  Учения в большей степени волновали людей только в том смысле, что на них могли быть призваны (и призывались) резервисты. Для одних это вполне интересно, для других – неудобно в бытовом и рабочем смысле. Оппозиция же по указке и команде Запада старалась раздуть истерию – Россия введёт войска и не выведет, создаст плацдарм и нападёт на Украину, российские войска в Белоруссии портят с трудом завоёванный Минском авторитет миротворца и далее в том же стиле. Белорусские власти сами протесты скорее игнорировали, но активно заверяли как белорусов, которые в своей массе в этих заверениях и оправданиях не особенно и нуждались по указанным выше причинам, так и Запад, что с территории Белоруссии российские войска уйдут, на Украину никто не нападёт, а сами учения исключительно мирные и не направлены против соседей или кого-бы то ни было. Может быть, таких оправданий было даже больше, чем нужно».

 

Впрочем, писатель считает, что в Беларуси идут сложные процессы, и нельзя всё упрощать. Националистов власть не поддерживает и это очевидно. Но идёт процесс формирования национального белорусского государства, его ценностей, консолидация местных элит. Но союзное государство, ни Россия, ни Беларусь, не противопоставляют этой консолидации ничего конкретного. «Есть концепция Русского мира и триединства русского народа – великороссов, малороссов и белорусов. Но концепция эта ничем не подкреплена – особенно на официальном уровне. К тому же в Белоруссии и на Украине эта идея встречается не лучшим образом, так как продолжается формирование национальной идентичности. Есть противоположная концепция националистов – белорусы далеки от русских, совершенно иной народ. Абсурдность такой точки зрения очевидна. Поэтому вопрос в проработке концепции общности, тесного родства и формы общего будущего белорусов, русских и украинцев».

 

Другими словами, эта ситуация отдалённо, но всё же напоминает историю с Украиной, где Запад работал активно и не жалел средств на антироссийскую пропаганду, а работа России сводилась к скидкам на газ, что, конечно, немало, но обывателю непонятно. В результате именно обыватель и оказался оболваненным майданом.

 

Важное к тому же обстоятельство отметил и Андрей Геращенко: «Уже прошло двадцать пять лет с момента распада СССР. В Белоруссии, как и на Украине и в России в сравнении с советским временем, снижается по понятным причинам количество трансграничных браков. Соответственно, усиливается обособленность. Строго говоря, за советское время украинцы, белорусы и русские не успели полностью перемешаться, хотя тенденция в этом направлении была явной. У меня самого мама украинка, а отец – белорус. Сейчас нужно понимать, что наступили иные реалии. Белоруссия, будучи отдельным от России государством, неминуемо будет выстраивать собственную национально-культурную политику, придерживаться национальной исторической концепции и т.д. И в этом смысле России, как я полагаю, нужно активно участвовать во всех этих процессах, а не пускать всё на самотёк. Тем более, что на Западе за всем этим не только наблюдают, но и очень активно участвуют. Тем не менее, есть объективная реальность – Белоруссия ближайший союзник России, участник всех интеграционных объединений, а русский язык является государственным и по факту основным».

 

О русском языке писатели высказались особо. Вот, что рассказала Ирина Шатырёнок: «Какое может быть отношение к русскому языку, когда подавляющее большинство белорусов общается на русском языке. Конечно, положительное. Культурной среде присущ билингвизм, практика попеременного пользования двумя языками. В молодежной и студенческой среде очень популярно возрождение белорусского языка, творчество белорусских авторов, композиторов, исполнителей». И всё же, посетовала Ирина, в Беларуси трудно стать «сапраўдным пісьменнікам» (настоящим писателем), если пишешь на русском лучше, чем на белорусском. И это разделение по языковому признаку не угасает, а только набирает обороты.

 

В 2010 г. Андрей Геращенко публично высказался о том, что «в Белоруссии есть какие угодно национальные коллективы, но только не русские. Даже те коллективы, которые в основном поют русские песни, ставят русские спектакли, вынуждены вводить в свой репертуар элементы “белорусскоговорящей” культуры. Целенаправленно русскую культуру никто не развивает. Нет национальной стратегии её развития, нет конкретных финансовых проектов, направленных на её расширение. Раньше театры, где шли русские пьесы, так и назывались “русскими”. Теперь же из их названий целенаправленно удалено слово “русский”». После этих слов писатель подвергся репрессиям со стороны власти – объявили выговор, заговорили о показательном исключении из Союза писателей Беларуси, остановили выход книги, а со стороны белорусских националистов появились угрозы и оскорбления. Что же с тех пор изменилось?

 

«Русский язык, – считает писатель, – является основным для белорусов, что совершенно очевидно. Соответственно, он полностью доминирует во всех сферах белорусского общества. Иначе говоря, это всё есть по факту, но необходимо, на мой взгляд, официальное признание русского языка родным и национальным наряду с белорусским, а не просто “одним из двух государственных”. А то у нас порой некоторые договариваются до того, что русский язык – “язык соседнего государства”. А отсюда вытекает необходимость существования и русского театра, поддержки русской культуры, литературы. Каких-либо больших проблем я здесь не вижу, но важен тот нюанс, о котором я сказал выше. Если не признавать факт того, что русский язык наряду с белорусским является национальным и родным для белорусов, разного рода деятели будут пытаться вбрасывать в народ тезисы о том, что “белорусы говорят на языке соседей”. Есть и положительные тенденции. Уже два года подряд по инициативе Председателя Минского горисполкома А.В. Шорца в историческом центре Минска в Верхнем городе проводится День многонациональной России – в центре белорусской столицы звучит русская, дагестанская, чувашская, татарская и башкирская музыка и песня, исполняются национальные танцы, широко представлены ремёсла, костюмы, кухня народов России. Минчане и гости белорусской столицы принимают всё это на “ура”. Проходят подобные Дни и других национальных культур – польской, грузинской и т.д. Думаю, что День многонациональной России, проводимый при активной поддержке Посольства России в Белоруссии, Представительства Россотрудничества вносит свой вклад в популяризацию русской культуры и культуры народов России в Белоруссии.

То интервью изменило всю мою жизнь, и именно тогда я понял, что российско-белорусская интеграция, наше единство нуждаются в нашей защите и поддержке. Сейчас создана Общественная палата Союзного государства России и Белоруссии, в состав которой я также вошёл. Та не самая приятная история меня многому научила».

 

Снова и снова проявляется этот краеугольный камень российско-белорусских отношений: слишком суровое, со стороны белорусской власти, отношение к защитникам нашего единства и лояльность к сеятелям розни. Потому столь сильным стало впечатление от ареста пророссийских журналистов и угрозы для них двенадцатилетнего срока заключения. Не впервые власть Беларуси обрушиваются на тех, кто активно выступает за сотрудничество с Россией и скромно отмалчивается, когда речь идёт о националистах, оскорбляющих память и разжигающих вражду.

 

«Если посмотреть, с какими лозунгами ходят по улицам наши проевропейские деятели, – отметил Андрей Геращенко, – то они просто в разы агрессивнее, злее и оскорбительнее и для белорусского народа, и персонально для белорусского Президента, нежели любые “страшные” тексты Шиптенко, Павловца или Алимкина. И эти люди в худшем случае отделываются штрафами или символическими кратковременными арестами».

 

И всё же оба писателя уверены: в Беларуси не может быть разыгран украинский сценарий. И прежде всего, конечно, благодаря белорусскому характеру, который отличается от характера не только великоросса, но и малоросса. «Белорус умеет извлекать из любого опыта ценные уроки, – считает Ирина Шатырёнок, – подтверждение тому его живучесть, приспосабливаемость, осторожность, за якобы мягкой терпеливостью прячется твердый стержень. “Маўчы і будзь хітрэйшым” – одна из характерных белорусских поговорок, в трудных ситуациях выбора она срабатывает. Молчание – не знак согласия, а напряжённая, скрытая от чужих глаз, работа. Белорус сто раз подумает, прежде, чем сделает неправильное телодвижение. Он слишком приземлённый, крепко стоит на ногах, и свою заветную синицу в руках не променяет на мифического журавля в небе. Белорус верен своему выбору, обустраивает свой маленький мир, не охотится за чужим. Может, он и не очень богат, но ценит малое, привычный порядок в доме, в хозяйстве, в семье, и не революционен по своей природе».

 

Того же мнения придерживается и Андрей Геращенко: «Белорусы, в отличие от украинцев, куда менее склонны к разного рода массовым акциям, что объясняется как национальными чертами, так и определённым историческим опытом. К тому же А. Лукашенко полностью владеет информацией о положении дел в стране и это положение контролирует. Ни о каком движении в сторону Запада говорить не приходится. Сейчас путём дипломатической работы Белоруссия пытается нормализовать отношения с ЕС и США, что объясняется экономическими интересами. Поэтому никакого украинского сценария в Белоруссии быть не может, во всяком случае, для потенциального белорусского майдана должны сложиться совсем уж полуфантастические условия. Но недовольные есть всегда и везде. В той же России мы видим Навального и ему подобных, за которыми идёт какая-то часть общества. Есть такие люди и в Белоруссии. В России также немало разного рода либералов и западников, за рубеж утекают миллиарды долларов. Это всё тоже не нужно списывать со счетов. Будущее Союза России и Белоруссии будет зависеть и от того, насколько Москва сохранит для Минска притягательность центра силы. И вопрос здесь не в примитивном понимании подпитки белорусской экономики, а более серьёзный, я бы сказал – фундаментально цивилизационный».

 

Когда Россия, Украина и Беларусь были частями одной большой страны, всё было понятно. Но теперь это не просто самостоятельные государства. Естественная обособленность, формирование местных элит, которым необходимо обоснование самого своего существования, заинтересованность внешних сил в изоляции друг от друга бывших советских республик – всё это должно подтолкнуть российские власти к более активным действиям ради ощутимого присутствия в сознании соседей.

 

Запад так старается, что даже подарил Беларуси Нобелевского лауреата, а Россия всё твердит про скидки на газ и прочие энергоносители. Но, кажется, украинский опыт подтвердил, что обывателю, то есть потенциальному участнику майдана, нужны зримые подтверждения дружбы. Как это ни странно, но обыватель нуждается в том, чтобы ему постоянно и убедительно напоминали, кто он и откуда пришёл. И чья картинка будет в этом случае ярче и завлекательнее, за тем и пойдёт обыватель дальше. Не стоит надеяться исключительно на белорусский характер – осторожный и консервативный. Российская власть не должна повторять украинских ошибок на белорусском направлении. И если ограничить российское присутствие песнями и конкурсами, то вовсе не исключено, что Россия лишится едва ли не последнего своего союзника. И хотя, как уверяют нас сами белорусы, для этого должны сложиться совсем уж полуфантастические условия, полностью такое развитие событий нельзя исключать.  

 

2017

 

Нравится
 
Комментарии
Светлана Демченко
2017/11/18, 20:58:40
Статья актуальная. И параллель с Украиной оправдана. Пока в Белоруссии идёт проверка на выживаемость в новых условиях русско-белорусских дружественных взаимоотношений.Но первые звоночки ослабления братских уз уже раздаются. Это видно и наблюдается. На Украине всё случилось также не в одночасье.Не проморгать бы и в этом случае.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Счетчик PR-CY.Rank