На главную Публицистика Общество
2

Со времён царя Ирода

Светлана Замлелова

 

 

Что может быть общего между Евангелием от Матфея и творчеством Михаила Зощенко? Общего действительно не много. И всё же главу 14 Евангелия от Матфея и рассказ Зощенко «Землетрясение» кое-что роднит и объединяет.

 

В первом случае речь идёт об усекновении главы Иоанна Предтечи. Итак, пророк обличал правителя Галилеи Ирода Антипу за незаконную связь с женой брата Иродиадой. Ирод, оставив законную супругу – дочь ара­вий­ско­го ца­ря Аре­фы, сошёлся с женой своего родного брата Филиппа. Само собой, обличения Иоанна Ирода раздражали, из-за чего пророк и оказался в узилище. Существует мнение, что сделал это Ирод не по злобе, а из страха перед Иродиадой, обладавшей горячим и мстительным нравом и могущей навредить Иоанну.

 

Но 11 сентября на пиру по случаю дня рождения самого Ирода, где при­сут­ство­ва­ли вель­мо­жи, старей­ши­ны и ты­ся­че­на­чаль­ни­ки, царь оказался в ловушке. Перед гостями вышла плясать дочь Иродиады Саломия, сумевшая так угодить Ироду, что тот «с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит» (Мф 14:7). По наущению матери, не пожелавшей упускать представившийся случай, дабы навсегда отделаться от надоевших поучений Иоанна, Саломия запросила немедленно принести ей в награду голову Иоанна Крестителя на блюде.

 

Царь опечалился, потому что по-своему любил Иоанна, к тому же боялся гнева Божьего да и гнева народного. Но данное слово нарушать не стал, дабы не прослыть перед гостями болтуном и пустозвоном, «и послал отсечь Иоанну голову в темнице» (Мф 14:10). Впрочем, Иоанн Зла­то­уст считал, что нарушением данного обещания Ирод боялся по­те­рять Иро­ди­а­ду. Как бы то ни было, Саломия получила на блюде запрошенную голову пророка и «отнесла матери своей» (Мф 14:11).

 

Но обратим внимание, что трагедия случилась на пиру в честь дня рождения Ирода. То есть царь, давая поспешные и легкомысленные обещания, был, скорее всего, пьян и, попросту говоря, бахвалился или куражился перед гостями и дамами. Пьянство привело Ирода к убиению лучшего из людей – таковым считал Иоанна Крестителя сам Христос: «Из рождённых женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф 11:11); и к проклятию на века.

 

Пьянство чуть не сгубило Ивана Яковлевича Снопкова – персонажа рассказа М.М. Зощенко. Житель Ялты кустарь-сапожник Иван Яковлевич тоже любил выпить и пил не только по дням рождения, но и по другим дням, даже не праздничным. Пил не в компании вельмож, старейшин и тысяченачальников, а в полном одиночестве. И вот, по странному совпадению, 11 сентября Иван Яковлевич опять же «набрался горькой, сильно захмелел и заснул под самым кипарисом во дворе». А тут, как на грех, в Ялте случилось знаменитое землетрясение 1927 г. Землетрясение, надо признать, было изрядным, и Ялту здорово тряхнуло. Только Иван Яковлевич в состоянии подпития ничего этого не слышал и не ощутил. А проснувшись, весьма удивился, обнаружив вокруг себя разруху, и подумал: «Мать честная, куда ж это меня занесло? Неужели, я в пьяном виде вчерась ещё куда-нибудь зашёл? Ишь ты, кругом какое разрозненное хозяйство!..» Пошёл Иван Яковлевич искать родную халупу, а найти не может. Совсем уж было отчаялся, пока не рассказали прохожие о землетрясении. А пока бродил Иван Яковлевич по Ялте, в разбитое его жилище забрались воры. Так что к убыткам от разрушенного добавились убытки от украденного. Подсчитав же ущерб, Иван Яковлевич собрался ехать в Харьков полечиться от алкоголизма: «А то выходит себе дороже». На примере И.Я. Снопкова М.М. Зощенко сделал вывод: «Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!»

 

Крымское землетрясение и в самом деле пришлось на 11 сентября – день рождения Ирода Антипы и День усекновения главы Иоанна Предтечи. В этот день в память о великом постнике Православная церковь предписывает верующим соблюдать строжайший пост. Пост этот соблюдался издревле, Типикон учит: «Будем есть мясо или другую изысканную пищу? А Креститель жил в безводной и бестравной пустыне – ни хлеба не ел, ни другой еды не имел. Вино пьём? А он не пил ни вина, ни другого питья мирского. Столом и одром его была земля, вкушал он только акриды и дикий мёд. Вместо чаши – пригоршни воды, текущей из камня. Поэтому проведем этот день в посте и молитве».

 

В 1911 г. 11 сентября был объявлен Русской церковью Днём трезвости. Сначала неофициально, а с 1913 г. в России появился новый официальный праздник. В этот день закрывались винные лавки, прекращалась продажа спиртного, священники обращались к пастве с призывами к «тверёзой жизни». С началом войны в России стал действовать сухой закон, поддержанный и большевиками в 1917-м. А 19 декабря 1919 года СНК РСФСР принял постановление за подписью В. И. Ленина «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ». Нарушение постановления каралось тюремным заключением с конфискацией имущества. Праздник трезвости в Советской России не отмечался. Что вовсе не означало отказ от борьбы за трезвость. Кстати, сегодня антисоветский элемент даже тему противостояния пьянству умудряется использовать против большевиков. Воистину, если бы не было советской власти, её следовало бы выдумать. Хотя бы для того, чтобы сваливать на неё вину за все неудачи, а равно за человеческие глупость и жадность. Но вернёмся к пьянству. Обвинения советской власти в спаивании народа связаны с постепенной отменой сухого закона. К 1925 г. производство и торговля спиртным были возобновлены по всей территории СССР.

 

Но едва ли стоит говорить о резком росте потребления алкоголя. Например, накануне Первой мировой войны и, соответственно, царского указа о запрещении производства и продажи всех видов алкогольной продукции, в России потреблялось 4,7 л спирта на душу населения. В 1920-м – 0,2 л, в 1938 – 2,8 л, накануне Великой Отечественной войны – 2 л, в 1950-м – 1,7 л. К показателю 1913 г. страна вернулась только в середине 60-х. К 80-му г. потребление достигло уже 10,8 л. С этого времени потребление алкоголя пошло на убыль. Зато во времена горбачёвской антиалкогольной кампании, как это ни странно, начался уверенный рост. Так что к 2000 г. на душу населения в России потреблялось 18,5 литров абсолютного алкоголя. То есть примерно 45 л водки или 90 полулитровых бутылок на человека (включая всех младенцев) в год. Что и говорить, «святые 90-е» явно не способствовали трезвому образу жизни. К тому же государственная монополия на алкоголь была отменена, и начался завоз в страну самого жуткого, дешёвого пойла. Кстати, именно в те годы впервые прозвучали обвинения РПЦ в торговле алкогольной продукцией. Если в 1911 г. Церковь учредила праздник, посвящённый трезвости, то спустя девяносто лет сама присоединилась к распространению спиртного в стране. Причём во времена, когда отношения с алкоголем складывались у граждан крайне непросто. Другими словами, в то время, когда страна рассыпалась, когда рушились ценности и мировоззрение, когда зарплаты граждане получали чайниками и кастрюлями, когда работать стало негде, а пенсии не выплачивались, когда депрессия и вызванный ею алкоголизм стали повсеместной обыденностью, 90 поллитровок в год каждый житель России получал, в том числе, благодаря содействию РПЦ.

 

Правда, и тогда, и по сей день многие уверяют, что Церковь сама ничего не продавала, просто пользовалась таможенной льготой на ввоз подакцизных товаров. Эта льгота-де стала своеобразной помощью государства, испытывавшего тогда денежный дефицит и не имевшего возможности помочь как-то иначе. Ведь нужно же было зарабатывать Церкви на восстановление храмов, на благотворительность, так почему бы не воспользоваться предложенной привилегией? Всё это так. Но ведь не зря же, например, в Уголовном кодексе различаются понятия «исполнитель», «организатор», «подстрекатель» или «пособник». Все они соучастники и все признаются виновными, разве что наказание определяется каждому по-своему.

 

Весьма симптоматично, что огромное число людей и в самом деле не понимают, почему Церкви не к лицу зарабатывать деньги всеми доступными способами. И почему Церковь нельзя сравнивать ни со светской властью, ни с коммерческими структурами, ни даже с гуманитарными фондами.

 

Вроде бы история с подакцизными товарами стала забываться, но вот прямо накануне Дня трезвости, восстановленного Священным Синодом в 2014 г., появилось сообщение, что РПЦ намеревается производить игристые и тихие вина. Причём информация настолько противоречива, что порождает множество вопросов и сомнений.

 

Итак, что же известно. Во-первых, кто-то говорит о массовых продажах вина, а кто-то об эксклюзивном вине, каком-то подобии «папских вин». Во-вторых, пресс-секретарь патриарха Кирилла Александр Волков почему-то рассказал о «папских винах» в интервью «Русской службе ВВС». В-третьих, протоиерей Всеволод Чаплин уверяет, что ничего греховного в этом бизнесе нет, ведь «в разных странах, в разных традициях монастыри и церковное сообщество занимались виноделием и пивоварением. <…> Даже в библии описывается очень подробно то, как употреблялось вино». Кроме того, со слов о. Всеволода, кагора, необходимого для таинства Причастия, у Церкви много, но покупают его плохо. Не получается заработать и на церковной утвари. А деньги нужны.

 

Но если дело в традициях, почему бы РПЦ не заняться массовым варением медов, сбитней, приготовлением квасов и морсов? А если дело всё-таки в заработке, то причём тут «папские вина», о которых пресс-секретарь патриарха сказал, что их сложно купить? На винах, которые сложно купить, сложно и заработать. Да и потом, виноградниками Ватикана владеет в настоящее время частный капитал – говорят, «папские вина» давно перестали существовать. К тому же для игристых вин нужен белый виноград, который лучше растёт и созревает в России, нежели красный, что опять же указывает на коммерческую цель новоиспечённого винодела и винопродавца.

 

Конечно, в винопитии как таковом греха, может быть, и нет. Но проводить День трезвости и продавать в то же время вино – это как-то в духе времени. Примерно, как объявить борьбу с искажением истории и тут же эту самую историю исказить до неузнаваемости. Сегодня вам говорят проповедь о вреде алкоголя как такового, о том, что алкоголизм начинается с малого – с кружки пива, с бокала шампанского или хорошего вина, что женщины и подростки спиваются быстро, а потому лучше им вообще сторониться алкосодержащих напитков. А назавтра предлагают купить бутылочку игристого. Просто раздвоение какое-то!

 

Что ещё любопытно и характерно. Большевиков обвиняют в спаивании народа, в том, что пьянство в годы СССР достигло небывалых размеров. Но наконец пала ненавистная советская власть, стали возрождаться храмы, народ потянулся к истокам. Однако в этих прекрасных условиях уровень алкоголизации поднялся до заоблачных высот. Отметка 2000 г. осталась, правда, в прошлом. Но и сегодняшнее потребление алкоголя впечатляет. Европейское издание Statista опубликовало собственный рейтинг потребления алкоголя на душу населения в 2017 г. На долю России пришлось 10,12 л чистого спирта. В то время, как в Бельгии выпивают 12,6 л, во Франции – 11,5 л, в Германии 11,03 л, в Венгрии – 10,88 л, в Польше – 10,71 л, в Великобритании – 10,66 л.

 

Такую же статистику предоставляет и Всемирная организация здравоохранения. По её данным, самой пьющей страной можно считать Молдову. Там в 2014 г. выпивали     18,22 л, в 2016-м – 16,8 л, в 2018-м – 15,2 л. Россия в списке ВОЗ занимает 16 место, с результатом на 2018 г. в 11,7 л на душу населения. Да, миф о России как о стране пьяниц не подтверждается, причём те, кто эти мифы распространяет, пьянствует заметно больше. Но это не повод радоваться и пить шампанское в церковных лавках. Вспомним, что в 1913 г. тот же показатель в России составлял 4,7 л, а в 1923-м – 0,2 л. Не правда ли, есть, к чему стремиться.

Естественно, многое изменилось с тех пор. Рост городов, разного рода катаклизмы, ставшие визитной карточкой XX века, социальная неустроенность, бедность и безработица – всё это способствует алкоголизации. Люди, сменившие тихое существование в провинции на шум мегаполиса, подчас не выдерживают напряжения новой жизни и обращаются за успокоением к алкоголю. Туда же отправляются и прочие недовольные, уставшие и отчаявшиеся. Но опыт борьбы с пьянством показывает: одной какой-то мерой ограничиться невозможно. Должен быть запущен целый комплекс нововведений. Во-первых, целесообразно ограничивать производство и продажу алкоголя. Во-вторых, не обойтись без решения социальных проблем, без сокращения безработицы и борьбы с бедностью. В-третьих, нужна и разъяснительная работа, но не так, что сегодня – проповедь, завтра – шампанское. Вероятно, в современном обществе нужны примеры сильных, успешных и трезвых при этом людей. Кроме того, опыт подсказывает, что на сознательность масс уж точно не стоит рассчитывать. Массы, отлично сознающие, что с пьяных глаз можно не только обнять классового врага, но и стать врагом рода человеческого, не гнушаются ни водкой, ни «Боярышником». А памятуя, что при потреблении более чем 8 л чистого алкоголя на душу населения, начинается медленное, но верное вырождение нации, борьба с пьянством должна стать одной из первейших задач государства. В конце концов, дело ведь не в том, кто спаивал народ в прошлом, а в том, чтобы от народа от этого хоть что-нибудь осталось бы в будущем.

 

2019 

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет