На главную Публицистика Политика
1

Перемены втёмную

Светлана Замлелова

 

 

07/03/2020 В драматургии есть такой приём, когда мнимая смерть героя вынуждает откровенничать остальных персонажей, в результате чего выясняется много нового и неожиданного. Примерно то же произошло и в Российской Федерации в начале 2020 г. Не успела почить старушка Конституция, как на головы граждан России посыпались такие откровения, что стало страшно.

Во-первых, до сих пор никто так и не понял, зачем и почему именно сейчас понадобилось менять Конституцию. Тем более, прибегнув к всенародному голосованию. Всякий, кто заглядывал в основной закон страны, имел возможность убедиться, сколько поправок сделано с 1993 г. без всяких голосований, референдумов и пр. Например, Республика Крым и Севастополь упоминаются в статье 65 на основании Указа Президента Российской Федерации от 21.03.2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя». Так почему бы постепенно не внести в Конституцию верховенство в России внутреннего закона над международным, запрет на иностранное гражданство для представителей власти, размеры МРОТ и всё остальное без голосования? Ведь предложенные поправки не касаются сакральных глав 1, 2 и 9. В главе «Конституционные поправки и пересмотр Конституции» о всенародном голосовании говорится только применительно к главам 1, 2 и 9. Так и записано: «1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за неё проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нём приняло участие более половины избирателей».

 

Но сегодня отовсюду говорят, что «референдум» и «всенародное голосование» – это вовсе не одно и то же, как можно было бы подумать. И что в Конституции имеется в виду «референдум», куда должны явиться более половины избирателей и проголосовать более половины из явившихся. А «всенародное голосование» на самом деле – это что-то вроде опроса мнения, консультаций с населением. Итоги этого голосования рекомендательные, а не обязательные к исполнению.

Словом, как говорится, дело ясное, что дело тёмное. А когда власть делает что-то малообъяснимое, у народа всегда одно толкование: «что-то затевают».

Во-вторых, общепринято, что Конституция – основной закон государства, и обладает она самым высоким юридическим статусом, все законы страны должны соответствовать статьям Конституции. Другими словами, это основа основ существования государства. Но как только дошло до голосования, выяснилось, что отношение к Конституции в нашей стране какое-то, мягко говоря, несерьёзное. Всё делается в спешке – в январе только зашла речь о необходимости изменений, а на апрель уже намечено голосование. Внятных объяснений происходящему нет. Состав рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации настолько странный, что остаётся только руками развести. Почему поправками к основному закону должны заниматься музейщики, атаманы, завлиты и прочие знатные правоведы? Почему нужно спрашивать мнение народа по поводу поправок и не нужно – по поводу состава рабочей группы? Не правильнее и справедливее было бы составить такую группу голосованием снизу, то есть из делегированных лиц, кому люди могли бы доверить ответственное дело?   

 

Но самое неприятное, что уже на уровне обсуждения Конституцию пытаются превратить в какой-то балаган – праздник с шутками и прибаутками. Многие граждане отчего-то решили, что в Конституцию можно записать всё, что угодно. И тут началось…  Чего стоит предложение патриарха Кирилла «узаконить Бога». Начнём с того, что Богу это точно не нужно. Гражданам России тоже, поскольку такое упоминание ни на что не влияет. Тем более что Бога разные религии понимают по-разному. Тогда кому это нужно? Тем, кто желает превратить основной закон страны в «Записки сумасшедшего»? А как иначе, если на одной странице написано «Россия – светское государство», а на другой – «большинство российских граждан верят в Бога»? А если завтра большинство перестанет верить в Бога? Опять референдум созовём? Но оказалось, что многие поддерживают инициативу патриарха. Противников его предложения обвинили в мракобесии, поскольку «Бог и титульная нация вместе или по отдельности упоминаются в Конституции всех прогрессивных стран. Мы можем найти это в Канаде, Польше, Германии, Израиле, Швейцарии, Ирландии, Норвегии, Дании, ЮАР, Аргентине. То есть, мы проводим прогрессивные реформы Конституции в духе передовых стран первого мира». Только с каких это пор Польша, ЮАР или Аргентина стали передовыми странами? И другой вопрос: какая связь между Конституцией Польши и Конституцией Российской Федерации? Польша может записать в свой основной закон всё, что угодно, хоть намерение достать луну с неба. При чём здесь Россия?

В Евангелии от Иоанна сказано: «Бога не видел никто никогда». Так как же Его можно прописать в основном законе страны? Ведь закон должен быть предельно понятен и материалистичен, поскольку закон – это не область духовного, это свод правил, регулирующих повседневную жизнь в стране и прописывающий права граждан. И рассуждать на страницах Конституции о материях неуловимых и невидимых, о том, во что можно только верить (или не верить) – как минимум, странно.

 

Несвоевременное предложение патриарха закономерно пробудило творческую фантазию соотечественников. И обсуждение Конституции превратилось в конкурс весёлых и находчивых. Посыпались предложения самого разного толка. Например, упоминание Бога в таком контексте: «Запрещается пропаганда социального, расового, национального и, не дай Бог, религиозного или языкового превосходства». Предложили вписать в Конституцию нирвану, дьявола, Деда Мороза, водку, ибо в России много пьющих. Кто-то, увлекшись совмещением несовместимого, попросил записать, чтобы в «Пятёрочке» всегда работали три кассы.

Третья заповедь гласит: «Не поминай имени Господа Бога твоего всуе». И вдруг предстоятель православной церкви вызывает такое массовое нарушение заповеди, что чертям тошно. Ведь не мог же патриарх не понимать, на какой грех толкнёт паству при обсуждении Конституции. Тогда зачем же он это сделал?..

Но веселье не закончилось. Следующим номером нашей программы стало выступление другого одиозного гражданина. А именно – главы общества «Двуглавый орёл», православного миллиардера, спонсора «Русской весны», в недавнем прошлом генерального продюсера, а ныне акционера канала «Царьград» Константина Малофеева, предложившего внести в новый вариант Конституции упоминание о том, что нынешняя РФ является преемницей не только СССР, но и Российской империи. Малофеев буквально заявил: «Будущее наше возможно только в том случае, если мы научимся уважать свою историю. Уважать как историю Советского Союза, безусловно, с Великой Победой. Так и историю Российской империи с десятками великих побед, случившихся за тысячу лет. Если мы говорим об исторической памяти, мы не должны ограничиваться только 9 мая 1945 года, пусть это и священная дата для нас. Но у нас есть и другие священные даты. Если бы не было победы в войне 1812-14 годов, если бы не было побед на Куликовом поле, кто жил бы на этой земле? Все эти победы являются нашим историческим наследием и достоянием». Вопрос о связи Российской империи с Куликовым полем мы оставим «за кадром». Обратим внимание на другое: в нынешней Конституции нет никаких упоминаний о связи Российской Федерации с Советским Союзом. Поэтому разговоры о какой-то будто бы несправедливости совершенно неуместны. А учитывая, что Малофеев по образованию юрист, не вполне понятно, что он имеет в виду под «преемницей» или «наследницей». Ведь это не юридические понятия, а излишняя в Конституции лирика. К тому же лирика банальная – всем и так известно, что история Российской Федерации восходит к СССР, Российской империи, временам Московского царства и Киевской Руси. Укреплять это знание можно с помощью учебников истории, но никак не Конституции.

 

Кстати, в 2017 г. нам доводилось рассуждать о смелых видах на Крым господина Малофеева – см. статью «Управляемая вражда». И вот в 2019 г. стало известно, что Константин Валерьевич сделался владельцем Дворцово-паркового ансамбля в Ливадии. Поговаривают, что сделка обошлась более чем в полмиллиарда рублей. Можно было бы и не вспоминать об этом, если бы не назойливые претензии православного миллиардера восстановить «национальную форму правления», вернуться к истокам и узаконить связь РФ с Российской империей, объявив современную Россию имперской наследницей.

Интересно, что те же самые слова о наследии вошли в программу «Двуглавого орла». Программа принималась 6 ноября 2017 г. к столетию Октябрьской революции. Дата должна была символически «завершить революционное столетие» и «прекратить отсчёт нашей истории с 1917 года», а также напомнить всем, что Россия «наследница святой Руси с тысячелетней историей». То есть Малофеев не просто так заговорил о наследии, это соответствует программе возглавляемого им общественного движения, которое, помимо прочего, намерено к 2024 г. восстановить в России православную монархию: «Мы призываем, чтобы демократические испытания наконец закончились, и к 2024 году в России была восстановлена наша национальная монархическая форма правления». А пока, по мнению монархистов, «только воля и мудрость президента В.В. Путина, его искренний патриотизм и вера в Бога нивелируют в настоящее время системные недостатки демократии как формы правления». Кроме того, двуглавые орлы призывают к «освобождению сердца России – Красной площади от политического кладбища и уродливого мавзолея». Нужно перезахоронить все останки в «подобающем для этого месте» и продолжить кампанию по возвращению исторических названий городов и улиц России.

 

И тут пора объявить третий номер нашей программы в исполнении «Национального комитета+60». Руководители комитета – бывший депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Владимир Белозерских с супругой Марией Русмиленко – выступили с инициативой в день всенародного голосования 22 апреля заодно проголосовать за вынос тела В.И. Ленина из мавзолея и погребение «у Кремлёвской стены рядом с могилой И.В. Сталина. Тогда освободившееся здание Мавзолея до 9 мая вполне может быть перепрофилировано под музей Парада Победы 24 июня 1945 года». Можно было бы не обращать внимание на инициативы В.В. Белозерских, не раз удивлявшего страну своими фантазиями – так, ему принадлежит идея установки памятника В.В. Путину в Санкт-Петербурге, награждения президента звездой Героя России, утверждение кандидатуры Жерара Депардье на должность художественного руководителя Большого драматического театра (БДТ) имени Товстоногова, проведение марша чеченского спецназа по мосту Кадырова и много других не менее интересных и замечательных идей. Заслуживает внимания это предложение только в связи с тем, что перекликается с программой «Двуглавого орла» и лишний раз акцентирует внимание на выборе даты для голосования – дне 150-летия В.И. Ленина.

А теперь вернёмся ненадолго к тому, с чего начали. Что же всё-таки предлагается внести в Конституцию? Самым важным изменением называют верховенство российского права над международным. Кроме того, Государственный Совет должен стать конституционным органом, формируемым Президентом РФ. Функции Госсовета расширяются. Он будет заниматься определением основных направлений политики, координацией действий органов власти. Изменятся требования к кандидату в президенты и другим представителям власти. Так, один и тот же человек не сможет быть президентом не более двух сроков подряд, а просто не более двух сроков. Будут прописаны меры социальной поддержки – закреплена индексация пенсий и соответствие минимальной зарплаты прожиточному минимуму. Предполагается укрепление роли Совета Федерации и Государственной Думы. Несколько меняется принцип президентского вето при рассмотрении принимаемых парламентом законов.

Судя по всему, самым важным изменением, ради которого всё и затевалось, стал Госсовет. Госсовет существует и сейчас, но пока что это совещательный орган. Предполагается, что он станет принципиально иным. В то же время не вполне понятно, что будет представлять собой это обновлённое образование. Например, не ясно, кто войдёт в состав Госсовета, по какому принципу он будет формироваться, кто его возглавит. Уточнений на этот счёт нет. Есть только указание, что этот новый, по сути, орган, станет определять основные направления политики государства. То есть Госсовет превращается в центр политической жизни страны. Насчёт его председателя нет никаких уточнений, что и дало основания говорить о стремлении В.В. Путина создать и оборудовать для себя рабочую площадку на будущее. Либо на случай ухода с должности до 2024 г., либо на период начиная с 2024 г.

 

Другими словами, граждан России призывают проголосовать за новое государственное устройство, за новую политическую систему и организацию страны. А чтобы завлечь как можно больше народу на голосование, чтобы придать внесению поправок вид всенародного участия – для обсуждения созывается какая-то сомнительная компания, в проект, среди прочего, вписываются пенсии, зарплаты и приоритет внутреннего закона над международным. Но последнее есть во многих странах, принципиально ничего это не меняет. В Нидерландах международные договоры превалируют над национальным правом и над Конституцией, а в Германии или Австралии Конституция обладает приоритетом. Ну и что? Если кто-то захочет навязать России новые правила из-за рубежа, он это сделает с любой Конституцией – в мире не так уж мало рычагов давления. И не стране, живущей под санкциями, в этом сомневаться.

Гораздо важнее, что появляется новый орган стратегического планирования, которому передаются функции президента – ведь до сих пор внешнеполитический курс определял президент. В то же самое время вокруг Госсовета больше всего туману. Получается, что, проголосовав за смешную индексацию пенсий, стабильно нищенский уровень МРОТ и якобы расширение суверенитета, граждане проголосуют за новое и совершенно неопределённое политическое устройство.

Зачем спонсор «Русской весны» юрист Малофеев призывает прописать в Конституции какие-то неюридические понятия вроде «наследницы» и «преемницы»? Не затем ли, что новое государственное устройство Российской Федерации будет напоминать монархию, нашу «национальную форму правления»? А потом гражданам скажут: вы же сами голосовали, что Россия – наследница тысячелетней Российской империи, вот и получите. Помните, как было с СНГ? Тогда тоже говорили: «Ничего не изменится, поменяли только название!» И что же?.. Конечно, можно обойтись и без средневековой атрибутики – без барм, без скипетра и державы, без шапки Мономаха, наконец. Можно создать современную дуалистическую монархию – с бессменным правителем, с передачей власти если не по наследству, то по указанию монарха, с сословиями и сословными ограничениями. Да мало ли!.. А если ещё и Бога прописать в Конституции, то на самых законных основаниях можно будет рассуждать о богоугодности монархии, как формы государственного правления.

Почему тот же Малофеев называет 2024 г. – год окончания президентских полномочий Путина – началом восстановления монархии? Не потому ли, что именно так и запланировано?

 

Кстати, Государственный совет уже существовал в России. Тот самый, изображённый И.Е. Репиным. Это было высшее законосовещательное учреждение при императоре Всероссийском в 1810 – 1906 гг., а в 1906 – 1917 гг. – законодательный государственный орган, верхняя палата парламента Российской империи, наряду с нижней палатой – Государственной думой. Членов того Госсовета назначал и увольнял император, ими могли стать любые лица, но абсолютное большинство составляли дворяне. Назначение в Госсовет в большинстве случаев было фактически пожизненным. Входили в Госсовет министры, а председатель и вице-председатель ежегодно назначались императором. Тот Госсовет, так же, как и предполагаемый ныне, определял курс развития страны и вопросы внешней политики. Словом, воссоздав у себя Госсовет, Россия действительно окажется «наследницей» Российской империи, восстанавливающей дореволюционные органы власти и систему управления. А что же потом? Тут возможны варианты. Тот же Малофеев давно мечтает об «Учредилке»: «Мы по сию пору ожидаем Учредительного собрания. И оно должно произойти… У нас будет исторический шанс прервать длящуюся нелегитимность российского государства. У нас будет шанс назвать себя той Россией, в которой мы жили тысячелетиями». Опять тысячелетняя Россия, опять наследие, истоки и прочее словоблудие. И вот представим, что Госсовет, определяющий внутриполитический курс, определит, что пора вернуться к истокам, то есть к 5 января 1918 г., и в России состоится Учредительное собрание, на котором большинством голосов российская государственность, начиная со 2 марта 2017 г. и кончая, например, 2 марта 2024 г., будет признана нелегальной или нелегитимной. И тогда мы наконец-то сможем назвать себя той Россией, «в которой мы жили тысячелетиями» и забыть всё, навязанное Советским Союзом, как страшный сон!

В пользу наших предположений косвенно свидетельствует и то обстоятельство, что голосование по Конституции назначено на 22 апреля – день не выходной, так что придётся укорачивать рабочую неделю. Казалось бы, зачем? Отчего бы не проголосовать в субботу или в воскресенье? Но 22 апреля – это день, когда исполняется 150 лет со дня рождения В.И. Ленина, с именем которого неразрывно связана советская история и советские достижения. То ли нынешняя власть настолько боится Ленина, что старается отвлечь всеобщее внимание от его полуторавекового юбилея, то ли собирается продемонстрировать, что день рождения основателя советского государства станет началом восстановления «национальной формы правления», то ли подчёркнуто игнорирует эту дату, заверяя, что Пасха и начало Рамадана для электората куда важнее советских юбилеев, и тем самым подчёркнуто делит граждан на несколько категорий. Сенатор А. Клишас заявил, что воскресенье 19 апреля не подходит для голосования, потому что православные отмечают Пасху. А в следующее воскресенье 26 апреля нельзя голосовать, поскольку у мусульман 24 апреля начинается священный месяц Рамадан. Остаётся только 22 апреля. Правда, всё равно не ясно, а почему не 20-е или 21-е? Но в любом случае очевидно, что, во-первых, российская власть в деле государственного строительства отныне ориентируется на религиозный фактор. А во-вторых, что граждане нашей страны бывают разного сорта или, как осетрина у Булгакова, разной свежести. Первый сорт – это религиозные граждане, соблюдающие посты, в частных разговорах обсуждающие жития святых. С таким богоугодными гражданами государство готово считаться вплоть до того, чтобы не беспокоить во время поста и молитвы голосованиями по Конституции. Ради таких граждан был даже принят закон о защите их чувств – они ведь чувствительные. Но и есть второй сорт, с которым считаться никому не приходит в голову. Можно оскорблять их чувства ложью и оговорами, можно не обращать внимания на их недовольство, а все мероприятия, неподходящие для времени поста, проводить в те дни, которые эти второсортные считают своими праздниками. Одно слово – вторая свежесть.  

И что же в итоге? А в итоге власть, продемонстрировав своё пренебрежение к части граждан, собирается под видом узаконивания социальных гарантий и расширения суверенитета внедрить в стране новую политическую систему, напоминающую монархию или рассматриваемую как шаг на пути к монархии. Всё делается обманом, втёмную, без полновесных разъяснений. Конечно, каждый вправе голосовать как сочтёт нужным. Но стоит помнить: власть, затеявшая это голосование, не раскрывает всей сути поправок, не говорит всей правды о задуманных изменениях. Проголосовав за приоритет внутреннего закона над международным, за обязательную индексацию пенсий и приравнивание МРОТ к прожиточному минимуму, никто никаких изменений не ощутит. А запустив преобразование политической системы, можно столкнуться с весьма нежелательными последствиями – например, с приходом к власти малофеевых и иже с ними. Нужно это гражданам России? Едва ли. Поэтому при малейшей неопределённости, при непонимании хотя бы части поправок едва ли стоит голосовать «за» новую Конституцию. Чтобы потом не было, как в 1991 г., когда вернуть всё назад оказалось слишком поздно.

 

2020

 

http://www.sovross.ru/articles/1961/47988

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет