На главную Публицистика Политика
1

Кто способен противостоять пандемии

Светлана Замлелова

 

 

31/03/2020 Коронавирус, распространившийся по миру, заслонил собой все события и новости. Ничего важнее вируса COVID-19 на сегодняшний день для человечества не существует. Вокруг только и разговоров, что о пандемии. Такое ощущение, что в ближайшее время ряды вирусологов и эпидемиологов заметно пополнятся новоиспечёнными специалистами, ставшими таковыми поневоле.

 

Впрочем, несмотря на принимаемые повсеместно меры, никакой ясности не существует. Всего в мире 262 страны. На сегодняшний день, если верить СМИ, коронавирус COVID-19 зафиксирован в 190 странах. В общей сложности на 29 марта насчитывалось 683 010 заболевших, 145 614 выздоровевших и 32 104 умерших. При этом известно, что умирают больные не от вируса как такового, а от осложнений, вызванных вирусом. Летальность в среднем равна 4,7%. В среднем, потому что в разных странах дела обстоят по-разному. И если в США смертность достигает 1,8%, в Италии – 11%, в Китае – 4%, то, например, в Ливии, Сомали и Центральноафриканской республике – 0%. В России эта цифра равна 0,5%. Кроме того, у большинства заболевших болезнь протекает в лёгкой форме, почти незаметно. Да и коронавирус – это не какой-то доселе неизведанный зверь. Время от времени коронавирусы поражают человека, как, например, в 2002 или 2015 гг. То есть ничего необычного в 2020 г. не произошло.

 

Конечно, когда говорят, что 28 марта в Италии был поставлен рекорд по числу смертей – 969 человек за день, это производит невесёлое впечатление. Но ведь мы никогда не слышали, сколько умирает в день во время эпидемии гриппа или от других болезней. Абсолютные цифры никогда и ни о чём не говорят. Напротив, только вводят в заблуждение и позволяют манипулировать непосвящёнными. Информация прячется в сравнении.

 

Не раз уже отмечалось, что, по данным ВОЗ, ежегодно в мире от гриппа умирает 650 000 человек. Только в России с гриппом связывают почти 10 000 смертей каждый год. Вырастет ли число умерших от коронавируса до аналогичного показателя – неизвестно. Но в любом случае ничего необычного в мире на сегодня не происходит, никакой особенно ужасной болезни нет. Эпидемия кори была бы намного страшнее.

 

В 2009 г. в 214 странах бушевал так называемый свиной грипп H1N1. Были инфицированы 1 632 258 человек. Умерли 284 500 человек. То есть смертность достигала 17,4%. Даже в самой пострадавшей Италии на сегодня процент смертности ниже. Конечно, пик эпидемии коронавируса ещё не пройден, жертвы ещё будут. Но, во-первых, страны юго-восточной Азии – Китай, Южная Корея, Япония – уже сумели остановить распространение болезни. А во-вторых, разве в 2009 г. объявляли пандемию, вводили карантин образца 2020 года, сеяли панику? Нет, ничего этого не было. Поэтому вывод, который сделали для себя многие, напрашивается сам собой: кому-то нужно распустить ужас по всему миру, кому-то выгодно запугать людей и заставить их забыть обо всём, кроме вспышки очередной ОРВИ.

 

Однако во всём и всегда следует видеть что-то полезное. Что же может быть полезного в нынешней ситуации? Хотя бы то, что у части граждан России приоткроются глаза на современное мироустройство. Ведь коронавирус помог выяснить, что Запад – это отнюдь не земля обетованная с совершенной организацией жизни, с высокой культурой и цивилизованностью населения. Потому что цивилизованность определяется не привычкой улыбаться без всякого повода, а уровень развития – не фасадами больниц и поликлиник.

 

А что же мы видим в сердце цивилизации? Медицина, названная рейтинговыми агентствами «лучшей в мире», не в состоянии справиться с эпидемией вирусной инфекции. Государство не может обеспечить порядок и безопасность – в Италии тут и там вспыхивают бунты, нападения на аптеки и магазины стали обычным делом. Страховые компании не выполняют обязательства – в Англии, как сообщила официальный представитель МИД России Мария Захарова, обнулили медицинские страховки, тест для желающих стоит 450 фунтов. В Испании активизировались аферисты, спекулирующие всем, чем только можно: валютой, масками, тестами на коронавирус, лекарствами. Голландия и Бельгия открыто провозглашают социал-дарвинизм, утверждая, что пожилых людей не стоит класть в больницы. Так, руководитель отдела гериатрии в Генте г-н Неле Ван Ден Нортгейт ясно дал понять, что старикам нет места в медицинских учреждениях: «Не привозите слабых пациентов и пожилых людей в больницу. Мы не сможем сделать для них большего, чем предоставить им хорошую паллиативную помощь, которую они уже и так получают в доме престарелых. Класть их в больницу умирать негуманно». Солидарность и взаимопомощь между странами вроде бы союза (а мы-то знаем, что такое настоящий Союз!) отсутствует полностью. Чего стоит история с похищением Чехией предназначенной для Италии медицинской помощи из Китая.

 

Запад очень гордится демократией, индивидуализмом, прагматизмом. Но не желает признавать, что всё это, возможно, очень мило в условиях благодушной расслабленности, но совершенно бесполезно, когда необходимы жёсткая мобилизация и вертикальная система управления, когда государство должно работать как единый механизм, от каждой детали которого зависит движение и скорость. Эффективность такой модели государственного устройства и продемонстрировал миру Китай. Сравнивая сегодня положение дел с эпидемией в странах ЕС и в Поднебесной, многие говорят о превосходстве китайской модели государственного управления над западной. В том числе, и об организации здравоохранения. В КНР уже объявили о прекращении карантина. «Эпидемия, – написала газета «Жэньминь жибао», – это большой тест на проверку системы и способностей государственного управления». И с этим сложно не согласиться. Пока в ЕС рассуждают о солидарности и взаимной защите, оставаясь при этом каждый сам за себя и стремясь получить максимум выгоды из сложившейся ситуации, Китай по-настоящему объединился, потому что обладает для этого необходимыми силами и возможностями. Та же газета «Жэньминь жибао» пишет, что главным условием сплочённости китайцев стала «система и общественная среда, которые позволяют эффективно сконцентрировать человеческие усилия, финансовые возможности и материальные ресурсы». Китайская система основана «на воле народа, защите прав и интересов населения, а также стимулировании новаторства и жизнеспособности людей».

 

А ведь России всё это хорошо знакомо, вернее – памятно, поскольку три десятилетия назад государственная система нашей страны зиждилась на тех же принципах. «Единство стремлений верхов и низов непременно приведёт к победе», – читаем в «Жэньминь жибао» и невольно вспоминаем: «Народ и партия едины». Не так давно мы смеялись над своими же лозунгами и устремлениями, да жадно смотрели на Запад. Не пришла ли пора посмотреть на Восток? Но не ради заимствований, а для того, чтобы вспомнить, что российская история богата поучительными примерами. В том числе и примерами эффективной борьбы с эпидемиями.

 

Вспомним хотя бы вспышку чёрной оспы в 1959/1960 гг. В декабре 1959 г. художник-график Алексей Кокорекин ездил в командировку в Индию и, в качестве незапланированного мероприятия, посетил похороны неизвестно от чего скончавшегося брамина и даже купил ковёр покойного. С этим ковром он явился в Москву, а через несколько дней был препровождён в Боткинскую больницу с подозрениями на тяжёлую форму гриппа. Однако в больнице художник скончался, покрывшись перед тем сыпью и гнойниками. А вскоре похожие симптомы появились у соседей по палате. Только в первые дни 1960 г. врачами был установлен диагноз умершего художника – variola vera, натуральная или чёрная оспа. А это, надо сказать, не коронавирус. От Кокорекина заразились 46 человек. И заразились не оттого, что художник чихнул кому-то в лицо, нет. Вирус проник в палату над палатой Кокорекина, от лечащего врача через телефонную трубку передался сотруднице регистратуры, заразился даже истопник, проходивший мимо палаты. И что же? Советские медики проявили чудеса организованности и оперативности. А государство доказало свою эффективность. Вычислили и задержали всех, кто так или иначе находился близ Кокорекина. Всех задержанных отправили в инфекционную больницу, москвичей в срочном порядке привили от оспы. За три (!) недели 27 000 врачей привили 5,5 миллионов (!) человек. Оспа была остановлена. О панике или массовом психозе не было даже и речи. А в случае с оспой действительно есть чего бояться. Но страна продолжала жила спокойной, размеренной жизнью, в то время как врачи, чиновники и службы безопасности делали своё дело.

 

Похоже обстояли дела и с эпидемией холеры в 1970 г. Болезнь быстро распространялась по Черноморскому побережью, а также по побережью Каспийского моря. Как только холера подтвердилась, несколько городов были закрыты на карантин, даже в Московской области перекрыли подходы к водоёмам, несущим волжскую воду, в городах, где появились заболевшие, начались поквартирные обходы врачей, выявлявших больных с похожими на холеру симптомами. К началу сентября, то есть через месяц, холера исчезла. И опять же: никакой паники, никакого нагнетания. Большинство граждан даже не узнали об эпидемии опаснейшей болезни, которую, наряду с оспой, даже сравнивать нельзя с коронавирусом. Только благодаря слаженным действиям государственной системы – врачей, учёных, работников спецслужб, чиновников, – распространение эпидемии было остановлено в кратчайшие сроки, а смертность составила 1%. При обычном протекании, то есть когда государство не вмешивается, смертность от холеры исчисляется 50-70 %.

 

О чём говорят примеры из истории России? Да о том, что жизнь человеческая – это не только и не всегда шоппинг, дансинг и хитч-хайкинг. Это ещё и серые будни, глады и моры, разрушения и прочие чрезвычайные ситуации, с которыми эффективнее и результативнее всего справляется солидарное общество с централизованным управлением. Каким был СССР и каким сегодня стремится стать Китай.

 

Ещё один вывод заключается в том, что медицина, доставшаяся России от Советского Союза, кое в чём пока ещё на порядок превосходит медицину западную. И все попытки переделать отечественную систему здравоохранения по западному образцу можно смело назвать покушением на здоровье нации. Да, разбогатевшие россияне любят ездить лечиться на Запад. Но не объясняется ли их выбор соображениями престижа? Ведь глобализованный мир чётко разделён на территории для «золотого миллиарда» и пространство для всех остальных. А России, как известно, никто не предлагал стать прибежищем миллионеров.

 

Кроме того, едва ли отечественные нувориши обращаются в клиники, доступные большинству. Разве всё население Германии может запросто явиться за медицинской помощью в какую-нибудь клинику Шарите или клинику Рехтс дер Изар? Тем более за бесплатной медицинской помощью.

Что же можно предположить в отношении распространения коронавируса и малоэффективной борьбы с ним? Старая система миропорядка после окончания пандемии изменится. Выживет сильнейший, и сильнейший станет устанавливать свои правила. Как это было у Буша – «не будет больше ни Мюнхена, ни Ялты»? Да, теперь всё иначе. В отчёте ООН, например, говорится, что пандемия COVID-19 окажет «беспрецедентное экономическое воздействие» на развивающиеся страны, и для преодоления последствий этим странам потребуется порядка двух с половиной триллионов долларов. Кто-то, как в военное время, наживётся на пандемии, а кого-то ждут неприятные времена.

 

Кто выстоит после нового испытания, чьи финансы пострадают меньше, чем у других, тот и будет участвовать в определении нового мирового порядка, которому подчинятся запуганные обыватели и истощённые экономики.

 

2020

 

https://www.fondsk.ru/news/2020/03/31/komu-pod-silu-pokonchit-s-pandemiej-50496.html

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет