На главную Критика О прозе
1

Эсхатологические мотивы и образ Антихриста в романе Юрия Козлова «Новый вор»

Новый вор Козлов.jpeg

Светлана Замлелова

 

 

Эсхатологические ожидания обостряются в напряжённые периоды истории. Так было в первые века существования христианства, в эпохи войн и преобразований. Излишне говорить, что и в начале XXI в. человечество вновь задумывается о конце времён.

Только в истории нашей страны было несколько «приходов» Антихриста. Например Пётр I. Уже состоялась реформа Никона, минул зловещий 1666 год, и вот воцарился страшный царь со «всешутейшими соборами» и отменой патриаршества, с «нарочитой монстрой» и собственноручной казнью стрельцов, с заменой русских одежд и обычаев на немецкие, с развратом и пьянством. И в народе пошли толки о пришествии Антихриста, прокатились восстания не желающих мириться с «царём-анчуткой».

А Наполеон, чьё имя оказалось «именем зверя»? Если переложить французские буквы на цифры (подряд до десяти, а дальше десятками), то получается, что «L'empereur Napoleon» это число 666. Да и претензии французского императора на мировое господство не могли не возбудить подозрений о нём как об Антихристе. Слова Апокалипсиса о звере багряном с семью головами и десятью рогами толковались как указание на семь королей, поставленных Наполеоном: неаполитанский, вестфальский, вюртембергский, саксонский, голландский, испанский, баварский. А под десятью рогами понимались попавшие под власть Наполеона народы: австрийский, прусский, саксонский, баварский, вюртембергский, вестфальский, итальянский, испанский, португальский, польский. В отличие от антихриста Петра, антихрист Наполеон стал не просто порождением народного воображения. Во время войны 1812 года и власть, и Церковь в России активно использовали этот образ, объявив войну с французами священной, войну с врагом Христовым. Мало того, Наполеон и сам метил в антихристы, поддерживая ползущую за ним славу: то он намеревался восстановить Иерусалим, то отдавал личные распоряжения по осквернению храмов в России. По той же, кстати, причине с именем Антихриста связывают и появление большевиков. Среди уверовавших бывших советских подданных ходят сегодня леденящие кровь рассказы о красной звезде-пентаграмме, о строительстве Мавзолея Ленина по чертежам Пергамского алтаря или алтаря Сатаны, о том, что Красную площадь нарочно сделали капищем сатанинским, о памятнике Иуде в Свияжске, на месте которого изначально задумывался памятник Люциферу. И поскольку ныне ну никак не скажешь, что Ленин был Антихристом, вождя мирового пролетариата согласились считать его предвестником. Как, впрочем, и Сталина.

 

Сегодня политологи говорят о том, что мир на пороге смены Мирового порядка. Кто-то даже считает, что очередной «выстрел в Сараево» уже прогремел, и теперь остаётся только ждать развязки. Как бы то ни было, прежний порядок устарел и перестал устраивать многих. Но в то же время те, кто лидировал до сих пор, не собираются так просто сдавать свои позиции и отнюдь не желают перемещаться на обочину истории. А что остаётся обычному человеку? Как всегда, затаив дыхание, смотреть на сильных мира сего, мучиться ожиданием конца света и видеть в каждом жестоковыйном правителе Антихриста. Люди, которым, казалось бы, нет никакого до него дела, кто с нетерпением, а кто и с ужасом ждут его прихода, что свидетельствует в пользу коллективного беспокойства, вызванного напряжённой обстановкой в мире и чаяниями, в первую очередь, войны и бедствий. Бедствия или даже их предчувствия, ломка привычной жизни и переоценка ценностей внушают людям ужас и ощущение, что мир вокруг рушится и вот-вот падёт окончательно. Подтверждения этому человек находит в религиозных учениях: вот злодей-Антихрист, вот семь чаш гнева. Ещё немного и грядёт конец света. Чем пристальнее граждане всматриваются в потёмки мироздания в надежде рассмотреть там силуэт Антихриста или Машиаха, тем более очевидно, что неуверенность, тревога и страх овладели умами и сердцами. Ожидания Антихриста – это стрелка барометра, подползающая к отметке «Буря».

В христианской традиции существует две точки зрения на Антихриста. Первая отражена в Откровении Иоанна Богослова, вторая – во Втором Послании к Фессалоникийцам апостола Павла и в Посланиях апостола Иоанна. С первой точки зрения, Антихрист – внешний враг, сторонний завоеватель. Со второй – враг внутрицерковный, отступник и обольститель. К образам Апокалипсиса нередко прибегали русские писатели. Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, В.С. Соловьёв, Д.С. Мережковский и др. обращались к текстам Святого Писания. Конечно, кроме художественного переосмысления существует немало толкований Апокалипсиса, а также тех источников Библии, что так или иначе связаны с эсхатологией. Это, например, «Против ересей» Иринея Лионского; «Слово о Христе и Антихристе» Ипполита Римского; «Слово на пришествие Господне, на скончание мира и на пришествие Антихриста» Ефрема Сирина; «Поучения» Кирилла Иерусалимского; труды Иоанна Златоуста; «Толкование на видения Пророка Даниила» Феодорита Кирского; «Толкование на Апокалипсис» Андрея, епископа Кесарийского; «О конечных судьбах мира и человека» Н.И. Виноградова; «Откровение Господа о семи азийских церквах (опыт изъяснения первых трех глав Апокалипсиса)» А.А. Жданова; «Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия» М.В. Барсова; «Четвероевангелие. Апостол. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета» архиепископа Аверкия (Таушева); «О кончине века и Антихристе» Иосифа Ватопедского; «Как погибнет Вавилонская блудница Апокалипсиса» В.Ю. Катасонова и др.

 

Церковь рассматривает Апокалипсис как пророческую книгу о последних временах мира, о событиях, которым надлежит случиться перед Вторым Пришествием Христа. Перед концом мира дьявол будет вести брань с Богом и верными Богу людьми при помощи Антихриста и его, по слову архиепископа Аверкия (Таушева), пособника – лжепророка.

Однако следует помнить, что эсхатология вообще и учение об Антихристе в частности не есть какое-то точное и бесспорное знание. Сведения об Антихристе черпаются из нескольких библейских источников – это Книга Пророка Даниила, Книга Пророка Исайи, Книга Пророка Иезекииля, отдельные упоминания в Новом Завете и, конечно, Откровение Иоанна Богослова. Единого, чёткого представления о том, каким надлежит быть противнику Христа, не существует. Тем не менее Отцы Церкви, а также позднейшие исследователи выделяют основные черты, характеризующие грядущего Антихриста и его царство. Так, С.С. Аверинцев определяет Антихриста как противника Христа, «который явится в конце времён и возглавит борьбу против Христа, но будет Им побеждён». Антихрист – человек греха, отрицающий заповеди Божии. А царство Антихриста – царство зла, где «люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся». Так сказано в Послании Тимофею апостола Павла. Антихрист – самозванец, отрицающий Христа и стремящийся занять Его место, фальшивый двойник Христа. Характерно изображение Антихриста на фреске Луки Синьорелли в соборе Орвието – в целом облик напоминает облик Христа, однако, отличается от оригинала общим выражением. В этом облике нет ничего возвышенного, перед зрителем унылый брюзга, в чём-то неуверенный, но гордый и презрительный.  Во Втором Послании апостола Павла к Фессалоникийцам говорится об Антихристе: «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога». (2Фес: 2:4-4) Из этих слов Аверкий (Таушев) заключает об Антихристе, что «во-первых, он будет “противник”, надо подразумевать, противник Богу и Господу Иисусу Христу, отчего произошло и самое имя». Во-вторых, это будет гордец, который станет отрицать всё, «что называется Богом или святыней», «желая, чтобы чтили только его одного, и ему одному поклонялись». В-третьих, «это будет беспримерный и открытый наглец, который в своей гордыне не постыдится в храме Божием сесть, как Бог, “выдавая себя за Бога”». Причём под храмом нужно понимать не один какой-то определённый храм – например, Иерусалимский, а храм в собирательном смысле. Также архиепископ Аверкий считает, что Антихрист заберёт все христианские храмы во владение себе. Важно то, что ко времени его появления люди массово отойдут от Бога. Приход же Антихриста только усугубит это явление. Но всё это не значит, что сам он уверует в своё божество. Скорее речь идёт о богоборческой дерзости и жажде власти и поклонения. Среди тех, кто поклонится Антихристу, архиепископ Аверкий видит разных людей. Это могут быть обманутые и напуганные, неразвитые и суеверные, алчные и корыстные. «Во всяком случае, – уверен архиепископ Аверкий, – поклонение Антихристу явится следствием полной потери людьми страха Божия».

Наконец, что особенно важно, Антихрист будет обладать способностью творить чудеса и поражать этим воображение людей.

 

С.С. Аверинцев отмечает, что раннехристианские и средневековые толкователи, соединяя новозаветные и ветхозаветные данные об Антихристе, создали сюжет его жизни. Предполагалось, что он будет иудеем из колена Данова, местом рождения считали Вавилонию, поскольку потомки Дана ушли туда, а сам Вавилон стал символом богоборчества. Антихрист должен родиться от блудницы или от монахини, нарушившей обет, или от кровосмесительной связи – как бы в противопоставление рождению Христа от непорочной Девы. Соответственно, матерью Антихриста должна быть женщина-еврейка. Иоанн Дамаскин пишет, что Антихрист родится «от блудодеяния, будет воспитан тайно, потом внезапно возмутится, восстанет и воцарится». О том же сообщает и Ефрем Сирин: Антихрист родится «от скверной девы».

Поразив людей чудесами, одержав победы в войнах, Антихрист захватит мировую власть и сделает себя предметом поклонения в церквях. К этому времени почти все отступят от веры. Спасаясь от кары при Втором Пришествии, Антихрист поднимется на высокую гору и сбросится вниз.

Собственно Антихристу посвящена тринадцатая глава книги Апокалипсис. В этой главе сказано о звере, выходящем из моря. Под зверем толкователи понимают Антихриста, выходящего из «моря житейского», то есть рода людского. У зверя Апокалипсиса семь голов, причём одна голова ранена. Но рана исцелела, что заставило людей покориться зверю. Толкователи объясняют это борьбой Антихриста за власть над человечеством. Сначала ему предстоят жестокие войны и поражения, но впоследствии он сумеет одержать верх. Победы же его будут сопровождаться чудесами. Подобно пророкам, свидетельствовавшим о Христе, у Антихриста тоже будет пророк. Вернее, как называют его толкователи, лжепророк. Этот лжепророк также будет творить чудеса, но чудеса ложные, основанные на ловкости и, по слову Аверкия (Таушева), состоящие в «пользовании естественными, но тайными силами природы с помощью диавола в пределах могущества его диавольских сил». Поклонившимся Антихристу будет положено некое начертание на руку и на лоб. Также известно число Антихриста, вокруг которого, к слову, было немало разного рода спекуляций. В Апокалипсисе говорится: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть» (Откр 13:18).

Важно, что воцарится Антихрист не силой, он будет принят как человек исключительный, а потому заслуживающий быть правителем. До поры он не проявит себя жестоким, напротив, по слову Ефрема Сирина, будет хоть и «всескверный», но «ко всем ласковый». Собственно, скверна его будет заключаться не в жестокости к людям, не в банальных пороках, а в противопоставлении себя Богу. Но поскольку ко времени его пришествия люди в основном отойдут от Бога, они не заметят подмены, не поймут, что новый правитель поставлен править именем Князем мира сего. Ефрем Сирин так характеризует Антихриста: «придёт смиренный, кроткий, ненавистник, как скажет о себе, неправды, отвращающийся идолов, предпочитающий благочестие, добрый, нищелюбивый, в высокой степени благообразный, постоянный, ко всем ласковый; уважающий особенно народ иудейский, потому что иудеи будут ожидать его пришествия. А при всём том с великой властью совершит он знамения, чудеса и страхования, и примет хитрые меры всем угодить, чтобы в скором времени полюбил его народ. Не будет брать даров, говорить гневно, показывать пасмурного вида, но благочинной наружностью станет обольщать мир, пока не воцарится. Поэтому, когда многие сословия и народы увидят такие добродетели и силы, все вдруг возымеют одну мысль и с великой радостью провозгласят его царём, говоря друг другу: “Найдётся ли ещё человек столь добрый и правдивый?”»

 

Важно помнить, что во времена, когда Антихрист явит себя миру, люди погрязнут во всяческих грехах, не считая грех грехом. Псевдо-Ипполит, описывая последние времена, указывает на то, что люди будут развращены и злы, будут царить ненависть, предательство, блудодеяния, алчность: «пастыри будут как волки; священники будут любить ложь; монахи будут иметь пристрастие к мирскому; богачи проникнутся духом, чуждым милосердия; начальники не будут оказывать помощи нищему; сильные удалят от себя щедрость; судьи лишат праведного правды и, ослепляемые дарами, будут склоняться на сторону несправедливости».

В русской литературе сюжет об Антихристе наиболее полное выражение получил в книге В.С. Соловьёва «Три разговора». Автор придерживается более или менее традиционной трактовки образа, допуская фантазии для наглядности или для связи событий. Он передаёт «Повесть об Антихристе», сочинённую якобы почившим уже человеком. Антихрист в этой повести показан религиозным самозванцем, хищением получающим славу Христа и положение всемирного монарха. Показана его связь с тавматургом – лжепророком, который обольщает людей ложными чудесами, например, сведением огня с неба. Эти чудеса или, как называет их В.С. Соловьёв, «проделки колдовского и фокуснического свойства», призваны морочить людей в пользу Антихриста. В повести подчёркивается тёмное, греховное происхождение Антихриста. В предисловии своим высшим замыслом Соловьёв назвал демонстрацию обманчивой личины, прикрывающей зло. Это зло сосредоточено во всемирно-объединяющей власти Антихриста, говорящего высокие слова, набрасывая тем самым «покров добра и правды на тайну крайнего беззакония» ради того, чтобы соблазнить многих к «великому отступлению».

Рассказу об Антихристе предшествует обсуждение мысли о прогрессе, как о симптоме конца, в смысле окончания любого процесса, в данном случае – конца истории человечества. Перед появлением Антихриста человечество оказывается втянуто в мировую войну. Азиатские народы подчиняют Европу, но, хотя и не сразу, встречают сопротивление. В результате объединившиеся европейцы составляют европейские соединённые штаты. В новой Европе наблюдается кризис смыслов – прежняя картина мира не удовлетворяет «ни один мыслящий ум». В то же время и вера в Бога перестаёт быть наивной и безотчётной. Большинство людей перестают верить. Среди немногих верующих объявляется человек, по слову автора, «исключительной гениальности, красоты и благородства», он аскет и филантроп, он же отмечен бескорыстием, но при этом и самолюбием. Исключительные добродетели подводят этого человека к мысли, что он и есть окончательный спаситель человечества, что Христос был его предтечей и исправителем людей, а сам он станет их благодетелем. Он ждёт, что Бог призовёт его, но, отчаявшись, не дождавшись призыва, бросается с уступа в поток. Некая сила возвращает его на камни, и он видит необычайное явление – свечение и голос, называющий его возлюбленным сыном. Автор постоянно прибегает к евангельским цитатам и образам, несколько видоизменяя их, подчёркивая тем самым внешнее сходство и сущностные различия происходящего с христианством, так что происходящее оказывается симулякром евангельской истории.

 

После таинственного спасения герой пишет труд «Открытый путь к вселенскому миру и благоденствию». Книга расходится по всему белому свету и принимается как новое откровение. В то же время в Берлине проходит собрание союза европейских государств, где, во избежание новой войны, учреждается единоличная исполнительная власть с достаточными полномочиями. Неудивительно, что избирается герой, несмотря на то что его мать была известна сомнительным поведением, и, соответственно, на роль отца могли претендовать многие лица. Новый правитель объединяет под своей властью все народы земли, а кое-где его даже соглашаются славить как божество. Кроме мира, устанавливается равенство всеобщей сытости, наивысшего развития достигает сфера развлечений. Чудодей Аполлоний (в Апокалипсисе Аполлион или Аввадон – ангел бездны), притягивающий «атмосферическое электричество» и тем самым как бы сводящий огонь с небес, объявит новому правителю, что о нём существуют пророчества как о последнем спасителе и судии вселенной. В итоге народы земли получают мир, сытость и возможность наслаждаться чудесами и знамениями. Наконец новый правитель созывает вселенский собор, куда прибывают оставшиеся в мире христиане. На соборе правитель призывает христиан признать его истинным владыкой, то есть новым спасителем. И большая часть присутствующих соблазняется.

В конце повести читатель узнаёт о гибели правителя мира вместе с его войском, о воскресении убиенных им христиан и иудеев, а также о Пришествии Христа в славе и силе. Автор сообщает, что сочинитель «Повести об Антихристе» ставил задачу показать не всеобщую катастрофу мироздания, а развязку исторического процесса.

 

Тревога о судьбах истории свойственна многим писателям, в том числе, и современным. В качестве примера приведём роман Юрия Козлова «Новый вор». Повествование расположено в двух плоскостях – реалистической и символической, иносказательной. В реалистической речь идёт о новой, современной России, где под «вором» разумеется не только образ чиновника, но и «новый российский мир» – мир порока и распада. Этот мир автор предлагает понимать как всеобщего и всеобъемлющего вора. Одновременно с Россией, захлёстываемой воровством, автор мельком показывает и Европу, которую захлестнули не только пороки, но и потоки мигрантов. Выбраться без потерь из этого водоворота не представляется автору возможным – точка невозврата всюду пройдена. В иносказательной плоскости показано, во-первых, преломление российской истории, а во-вторых, картина, предшествующая приходу Антихриста, и первые признаки его появления. Выше мы уже отмечали, что Антихрист и есть вор, присвоивший образ и славу Христа.

 

Мир в романе Юрия Козлова активно цифровизируется, что весьма символично, поскольку цифра выступает оппонентом буквы или Слова. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1). «С первого же стиха пролога Отец именуется Богом, Христос – Словом, и Слово в этом “начале”, которое здесь носит не временной, а онтологический характер, есть одновременно и Бог (“в начале… Слово было Бог”), и иной чем Отец (“и Слово было у Бога”)», – пишет В.Н. Лосский. В этом смысловом контексте цифра, как максимально бездушная, неживая единица, становится в оппозицию Слову и соответственно оказывается спутницей Антихриста. Так в романе говорится о «последних временах» – цифра вытесняет Логос, а люди погрязли в грехах.

Главный герой романа Перелесов – молодой министр в новой, в современной России. Министр по развитию и благоустройству приграничных территорий. Странная должность, созданная с прицелом отторжения этих самых территорий для передачи другим странам. По сюжету он занят подготовкой инаугурационного молебна с кощунственным привлечением к священнодействию зверей – медведицы и кабана. Впрочем, вся задумка молебна – сплошное кощунство: под колокольный звон (не настоящий, живой, но транслируемый) люди, где бы они ни находились, должны упасть на колени. В трансляции молебна планируется показать коленопреклоненную и крестящуюся медведицу и кабана, исполняющего сальто.

 

Параллельно с действием в настоящем времени Перелесов вспоминает свою жизнь или, точнее, основные события. Автор на протяжении всего романа подчёркивает, что традиционные связи между людьми обрываются, в частности постепенно исчезают понятия Родины и семьи. Так, Перелесов переживает развод родителей в 13 лет. Сначала он остаётся в Москве с отцом и прабабушкой – Пра, как он её называет. Но затем уезжает в Европу к матери, вышедшей замуж за господина Герхарда – немолодого немца, уже посещавшего Россию в составе армии Третьего рейха и проведшего в советском плену несколько лет. Г-н Герхард говорит, что не смог покорить Россию в 40-х, но сделал это в 90-е, женившись на русской женщине и разрушив русскую семью. Любопытно, что бабушки и дедушки у Перелесова нет – есть только Пра. То есть изначально семья не была полной – целое поколение как бы выпало из цепочки родства. А впоследствии разрушается и вся остальная цепь: мать уезжает в Европу с г-ном Герхардом – вчерашним врагом страны, а ныне врагом семьи; Пра умирает, повзрослевший Перелесов не собирается обзаводиться собственной семьёй. Между тем Псевдо-Ипполит, говоря о последних временах, отмечает и распад семьи, когда жена восстанет против мужа, а муж – против жены; а также и оскудение любви. «Жена предаст своего мужа на смерть», – пишет Псевдо-Ипполит. Действительно, мать Перелесова, бросившая его отца, впоследствии убивает и нового мужа – г-на Герхарда.

Отступление от Бога или апостасия выражены на первых же страницах романа кощунственной опять же формулой Перелесова, представляющей искажённый текст Нового Завета: «Я есть альфа и омега», – объяснил ситуацию Перелесов классной руководительнице, – сам себе отец, сын и святой дух». Школьные годы Перелесова приходятся на конец 80-х – начало 90-х годов, то есть время разрушения Советского Союза. В тринадцать лет Перелесов переживает развод родителей и примерно в то же время сходится с одноклассником Авдотьевым, отличавшимся удивительными способностями. Амбидекстер Авдотьев недосягаем ни для кого из одноклассников, он превосходно рисует и обладает огромными знаниями, относясь к учителям и школе с плохо скрываемым отвращением. Авдотьев презирает мир и людей, повторяя, что всё вокруг должно быть переделано, что мир необходимо починить. Вместе с Авдотьевым Перелесов становится завсегдатаем спонтанно возникшего на берегу Москва-реки блудилища: в фурах дальнобойщиков желающие подзаработать дамы лёгкого поведения принимают клиентов. Деньги Перелесову оставила мать, уехавшая с немцем. И получается, что мать, разрушившая малую семью, предавшая большую семью – страну – браком со вчерашним эсэсовцем, создаёт условия для блуда собственного сына-подростка.

Среди новых подружек Перелесова оказывается девушка Эля, которая даже нравится ему. Авдотьев называет Элю «святой», а блудилище в фуре – «контейнерной церковью», куда идут те, кому больше некуда идти. Антисвятость и антицерковь – это вывернутые наизнанку христианские образы, образы из мира «анти-».

 

Впоследствии жизнь разлучила Перелесова с Авдотьевым, с Элей и даже с Пра и Москвой – он уезжает в Португалию, туда, где живут мать с г-ном Герхардом. Вскоре г-н Герхард отправляет Перелесова учиться в Колледж Всех Душ в Кёльне. Гораздо более известен одноименный колледж в Оксфорде, но выясняется, что оксфордский существует едва ли не ради отвода глаз – чтобы любопытные не лезли в Кёльн. В контексте романа это название – «всех душ» – наводит на мысль о ловцах душ, как будто речь идёт о манипуляциях, подчиняющих души одной воле, превращающих людей в послушные орудия.

Г-н Герхард уверяет, что Перелесов не понимает будущего человечества. Германия в 40-х сражалась именно за будущее человечества. Но Советский Союз помешал. И тогда в 90-е г-н Герхард продолжил свою борьбу уже другими методами. Будущее человечества, описанное в Новом Завете, это конец истории, Царство Зверя и Второе Пришествие. Ничто не указывает, будто г-н Герхард верит во Второе Пришествие. Но с очевидностью можно утверждать, что он верит в Новый мировой порядок, описанный в антиутопиях Е. Замятина, О. Хаксли, Дж. Оруэлла. Но с точки зрения христианства, это и есть царство Зверя, царство Антихриста – единый мир с единым центром правления, отрешённый от Христа. Впрочем, г-н Герхард признаётся, что ненавидит свой мир, а ещё больше тот мир, что идёт ему на смену. Ненавидит, но считает его неизбежным и неотвратимым.

Пока Перелесов учится в Кёльне, меняется он сам, меняется и Россия. Теперь это разворованная территория, колония, включённая в качестве сырьевой базы в глобализованный мир. В Колледже Всех Душ готовят глобалистов, не привязанных к определённому месту традициями или иными связями. В программу обучения входит постоянное перемещение по миру, что стирает в восприятии границы, внушая, что Земля совсем невелика. Мотаясь по миру, Перелесов перестаёт воспринимать отдельные страны и начинает воспринимать мир в целом, как единое образование, как требующую перемен систему. Он уверен теперь, что Россия мешает новому порядку, как срубленное и поваленное дерево мешает распилу торчащими в разные стороны ветвями.

После окончания Колледжа Перелесов отправляется в Россию. Но отправляется не сам – теперь он тоже часть нового мира. И те, кто учил его, желают, чтобы он работал на благо общей цели именно в России. Перелесов понимает, что весь мир уже подчинён общей цели. И тот, кто ей служит, имеет поддержку. Перелесов делает прекрасную карьеру, становясь министром, не достигнув и сорока лет. Но мир Перелесова, в отличие от мира его родителей и Пра, это симулякр, где означаемое оторвано от означающего – явления и вещи не соответствуют своим названиям. Так, друг уже взрослого Перелесова – эфэсбэшник Грибов – рассуждает как патриот и горячий сторонник патриархальных, традиционных ценностей. Однако поступки и образ жизни самого Грибова ни в коем случае не отвечают провозглашённым идеям и призывам.

 

Россия в романе выступает не просто как некое место. Это тоже герой или героиня повествования. Перелесов с некоторых пор стал едва ли не физически ощущать некое сопротивление России, сопротивление новому, навязываемому порядку, сопротивление запланированному уничтожению. «Перелесов не мог дать однозначного определения: предгибельная ли это (по Розанову) агония или нечто иное, чему не может быть линейного объяснения?» В тексте не раз вспоминаются слова Бисмарка о том, что «Россия сильна своей непредсказуемостью». Эта непредсказуемость то и дело проявляется в романе. Так, например, мать Перелесова, убивает г-на Герхарда. Причём г-н Герхард борется со страшной болезнью и почти побеждает её, но в одну прекрасную ночь его жена кладёт ему на лицо подушку, а сверху садится сама. Г-н Герхард был уверен, что овладел Россией в лице матери Перелесова. Когда-то он не сумел овладеть Россией, и Россия его не убила. Но потом всё изменилось. Россия, которой он овладел, убивает его, оказываясь более страшной и непредсказуемой, чем неизлечимая болезнь.

Герои романа в разное время и на разном уровне ощущают эту непредсказуемость, исходящую от России, но не могут по тем или иным причинам выразить это.

Постепенно выясняется, что ещё в СССР знали, будто должен появиться некто – тот, кто изменит мир. И Пра тоже знала об этом. Г-н Герхард подозревал, что Пра знает о чём-то, о чём и сам г-н Герхард был бы не против узнать. Наконец в кабинете Перелесова появляется Авдотьев-младший – сын Авдотьева Максим. И снова вокруг Перелесова начинают виться какие-то тайны. Но в конце концов Перелесов узнаёт, что Максим – сын Авдотьева и Эли, той самой подружки самого Перелесова из «контейнерной церкви». Возникает вопрос: чей же всё-таки это сын – Авдотьева, Перелесова или другого «прихожанина» «контейнерной церкви»? И ещё одна тайна: в своё время Эля бросила блудилище и уехала в монастырь, где старец сообщил, что у неё родится какой-то особенный младенец – секретарша Перелесова Анна Петровна, рассказывающая об этом, предпочитает не договаривать: ведь Перелесов всё равно атеист, он не поверит.

 

Все эти намёки на тайну заставляют внимательнее присмотреться к Авдотьеву. Что же такое Авдотьев? Итак, о нём известно, что он – гений, изобретать, создатель чудес. В том числе и некоего зелёного луча – почти огня с неба: «и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми» (Откр 13:13). Авдотьев, учась в школе, живёт в доме тётки, лечившейся в ПНД. Отец его трудится в «почтовом ящике», а другими словами – неизвестно где. Живут родители, кажется, в Мытищах. Всё как-то зыбко и неточно, происхождение Авдотьева туманно. Авдотьев презирает мир, он сверхчеловек по своим способностям, намеревающийся исправить мир, сделать его другим. Уже будучи взрослым, Перелесов по случаю говорит, что «Господин Авдотьев – не Иисус Христос, хотя… чем-то был на Него похож». Выше мы отмечали, что Антихрист именно чем-то похож на Христа, хотя и отличается в главном – в способности любить. Да, Авдотьев ходит в храм Божий. Но это не означает, что он преодолел презрение к человечеству, к миру, не означает, что он обрёл любовь. Кроме того, известно, что «не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!” войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Матф 7:21). Мир для Авдотьева, по его собственным словам, – кладбищенский сортир и мусорная свалка, что никак не соотносится с христианским представлением о Божием мире, как о гармонии. Напротив, это идёт вразрез с видением Самого Господа Бога: «И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт 1:31). Авдотьев говорит, что должен что-то вернуть в мир – «то, что должно быть». То есть, по его убеждению, не всё, созданное Богом, хорошо и достаточно, и Авдотьев собирается что-то исправить, восстав таким образом против Бога. В Турине Перелесов рассматривает памятник падшему ангелу. А затем, услышав контральто оперной певицы, Перелесов отчего-то понимает, что именно этот голос должен быть у падшего ангела, который на заре истории взялся противоречить Создателю. И тут же Перелесов, сам не зная почему, вспоминает своего друга Авдотьева. Словно интуиция подсказывает ему, с кем он имел дело в Москве.

Авдотьев занимается изобретением некоего прибора, с помощью которого и будет преображён мир. В какой-то момент Авдотьев определяется трудником в Соловецкий монастырь. Но погибает во время шторма. Проходит время, и перед Перелесовым является сын – не то Авдотьева, не то самого Перелесова, не то кого-то ещё. Выясняется, что Авдотьев изобрёл свой прибор. Точнее это робот, цитирующий Писание и проповедующий Христа. Причём проповедь так действует на людей, что те отказываются воровать. Но заметим, что Христос приходил ради спасения человеческих душ, ради спасения людей. Но не роботов. Робот, проповедующий Христа, это и есть игрушка Антихриста, потому что главное, чего лишён робот, это любовь. А Бог, как известно, есть любовь. В Первом Послании апостол Иоанн пишет: «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1Ин 4:1). Честность, внушённая роботом и зависящая от робота – честность механическая. Честность от цифры, но не от Слова. А мы помним, что Антихрист, по слову Ефрема Сирина, «смиренный, кроткий <…> не будет брать даров». Однако такая честность не приблизит его ко Христу.

Но можно ли назвать Авдотьева Антихристом? Вспомним, что Антихрист будет зачат в блуде, но у него, как и у Христа, будет свой предтеча. В этой связи любопытна ономастика романа. Имя Авдотьева неизвестно. Зато известно, что предтечу или помощника Антихриста – чародея, соблазняющего людей ложными чудесами, в Апокалипсисе называют Аполлион или Аввадон – ангел бездны. Если бы Авдотьев был назван автором Аввадоновым – это было бы, наверное, чересчур. Связи, основанной на созвучии, вполне достаточно – sapienti sat. АВВАДОн = АВДОтьев. Демон бездны, подготовивший приход Антихриста и возвратившийся в бездну – в нашем случае «в бездну вод».

 

Максим Авдотьев – сын неизвестного отца и блудницы Эли, зачатый в блуде. Имя Эля отсылает к женским еврейским именам Элиана (Бог ответил мне) или Элишева (моим Богом клянусь). В Ветхом Завете Элишева – жена первосвященника Аарона. В Новом Завете это имя встречается как Елисавета. Его носительница – жена священника Захарии, тоже из рода Аарона. Это мать Иоанна Предтечи. Максим – имя римское, означающее «самый большой, величайший». Средневековые евреи, восприняв христианское учение об эсхатологическом враге, создали своё учение о враге Мессии – Армилусе, то есть римлянине.

В отличие от Владимира Соловьёва, Юрий Козлов даёт осторожный рисунок, он лишь намекает, подсказывает. В самом конце романа Грибов сообщает, что Максима уничтожили: «Достали этого маньяка, – продолжил Грибов, – бесшумной глубинной минобомбой – знаешь, сколько миллиардов на неё угрохали? Протыкает на километр, как шило, всё испаряется, а главное – никаких следов. И раньше пытались, но он каждый раз сбивал у спутников наводку синим лучом. Только сегодня удалось. Ребята уже сделали замеры – под “Молотом” до самого центра Земли жизни нет». Автор оставляет читателя в раздумье: что же дальше? И тут открывается простор для со-творчества: каждый может продолжить предложенный писателем сюжет в силу своего разумения. Но если собрать воедино все разбросанные по тексту аллюзии и отсылки к христианскому Писанию и Преданию, придётся сделать совершенно определённый вывод: непредсказуемость России проявилась в том, что именно России выпало стать местом воплощения Антихриста. Россия, которую «западные партнёры» давно поделили и ограбили, подписав ей смертный приговор, оказалась на пороге того, чтобы самой стать центром Нового мирового порядка. Если уже избежать наступление этого порядка нет никакой возможности.

Антихрист не описан в романе, автор не указывает ни на кого пальцем, говоря: «Вот, это он». Более того, можно подумать, что Максим Авдотьев, родившийся от блудницы Эли и неизвестно какого отца, тот самый Максим, рождение которого отметил соловецкий старец, погиб после взрыва чудо-бомбы. Но никто не видел его трупа, никто не хоронил его, и вообще неизвестно, был ли он в момент взрыва в месте взрыва. Стоит сказать о том, что Смерть – ещё один безгласный персонаж романа. Она ходит за каждым из героев, и все чувствуют её близость, постоянно обращаясь к ней с пространными, но беспомощными рассуждениями. Добрая половина героев умирает на страницах книги. Г-н Герхард уверяет, что Смерти люди обязаны существованием денег. Смертные могут возвыситься над смертными при помощи «презренного металла». Но если вопрос с бессмертием решится положительно, то надобность в деньгах отпадёт сама собой. Люди разделятся на тех, кому доступно бессмертие, и тех, чей век ограничен во времени. А пока что Смерть выступает силой, преобразующей мир. Так, г-н Герхард и Пра – люди из прошлого, полюсы мира Перелесова. Они умирают примерно в одно и то же время. Причём получается, что Пра как бы тянет за собой г-на Герхарда против его воли – внучка Пра, она же мать Перелесова и она же супруга г-на Герхарда убивает последнего вскоре после кончины в Москве Пра. Но пока Пра и Герхард сосуществуют в этом мире, они, как две противоположные силы, как «+» и «–», уравновешивают друг друга. Когда же оба исчезают, ось перелесовского мира (а может, и мира вообще) сдвигается.

 

Перелесов в какой-то момент даже думает о том, что новые хозяева мира, рассуждающие о Новом мировом порядке, сами ничего о нём не знают и не имеют плана по переустройству мира, а просто тащат его за собой в могилу по принципу «так не доставайся же ты никому». Но он упускает из виду, что дело переустройства могут продолжить наследники, всё так же использующие деньги, но думающие о том, как обрести бессмертие.

И тут возникает Максим Авдотьев, которого то ли убили, то ли нет. И если только допустить, что все аллюзии, все указания на эсхатологическое учение верны, то Максим не может быть убит, а значит проблема бессмертия в каком-то смысле решена. И решена именно в России, сильной своей непредсказуемостью. В тексте романа Юрий Козлов так расставляет вехи-аллюзии, что следуя им, приходишь к пониманию недоговорённостей, к тому, чего все ждут и чему суждено случиться. В «Новом воре» Антихрист ещё не явил себя миру, но приход его подготовлен и обусловлен: есть человек, обстоятельства рождения которого указывают на христианскую эсхатологию; этот человек, способен творить чудеса вслед за предполагаемым отцом – тавматургом, предтечей; есть обстоятельства и приметы времени, указывающие на последние времена, когда надлежит прийти Антихристу. Единственное, чего нет в романе, так это определённости, с какой, например, В.С. Соловьёв выступил в «Трёх разговорах». Да, христианское понимание Антихриста подсказывает, что и в «Новом воре» представлен именно его образ. Но автор словно хочет сохранить надежду: а вдруг не он? Вдруг совпадение, ошибка, как уже было многажды в истории? Ведь сколько раз уже ошибались, принимая за Антихриста пусть и жестоковыйных, но всё же обычных людей. Времена и сроки никому не известны, так, может быть, остаётся шанс для исподличавшегося человечества?

На все эти вопросы надлежит ответить читателю. А равно и задуматься: каким будет завтра, и не пора ли что-то менять, чтобы такое завтра вообще не наступало.

 

2020

 

https://rkuban.ru/archive/rubric/literaturovedenie-i-kritika/literaturovedenie-i-kritika_5987.html

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет