Светлана Замлелова

Создайте свою визитку
На главную Публицистика Политика
3

Горсти талых вишен

Светлана Замлелова

 

 

Государственное насилие

 

Кемеровский пожар обнажил изнанку российской действительности, заставил снова говорить и думать о неудобных и порой щекотливых вопросах. И дело не только в безопасности торгово-развлекательных центров. Главное, что в очередной раз и предельно броско обратило на себя внимание – это отношение к человеку в России. И, следует признать, «человек» в нашей стране звучит сегодня жалко. Человек поставлен в такие условия, что остаётся только жалеть его и сочувствовать ему. Конечно, есть и очень неплохо устроившиеся счастливчики. Но речь пойдёт о рядовом гражданине Российской Федерации, на чью долю достаётся непрекращающаяся борьба за существование. Мало того что человек оказался в заложниках у бизнеса, который почему-то нельзя «кошмарить», но который при этом вынуждает покупать плохие продукты и поддельные лекарства, пользоваться доисторическим транспортом или бродить по торговым лабиринтам, не имеющим запасных выходов и гарантирующим верную погибель в случае чрезвычайных происшествий. Так ещё и государство, как «аппарат насилия», прибегает к этому самому насилию чуть не на каждом шагу.

 

Говорят, правда, будто граждане России пользуются невиданными прежде свободами. Но свобода в том смысле, как о ней принято говорить, есть, во-первых, фикция, а во-вторых, на поверку оказывается именно насилием. Разве не насилие – привнесённые в Россию политический строй и общественные отношения? А как ещё можно назвать коррупцию, благодаря которой государство не в состоянии оградить граждан от произвола бизнеса, от тех самых ядовитых продуктов и лекарств, от убивающего транспорта и потенциально опасной торговли? Как если не насилие называется самовольное и диктаторское решение государства выращивать из граждан «квалифицированных потребителей»? Ведь гражданам не оставили никакого выбора, никакой, с позволения сказать, свободы. И вот маленький человек приходит в школу получить образование, приобрести необходимые знания и навыки для дальнейшего профессионального и личностного роста, но вместо этого его натаскивают бояться и ненавидеть СССР, читать вывески и подсчитывать остаток средств на кредитной карточке.

 

Разве не насилие, что государство молчком разделило граждан на плебс и аристократию, не спросив предполагаемый плебс о желании и согласии и не поставив никого в известность? А как называть навязанную форму капитализма, при которой потребление – не что иное, как способ эксплуатации? Торгово-развлекательные центры или моллы есть сегодня почти во всех городах России. Они есть и по всему миру. Яркие, зачастую иллюминированные коробки встречают посетителя светом витрин, несмолкаемой музыкой и ползущими из «ресторанных двориков» запахами. Порой, как в случае с «Зимней Вишней», молл похож на маленький город. Торговля всем и вся, детские площадки, бассейны, фитнес, кино, зоопарк… Иллюзия красивой и беззаботной жизни, имитация роскоши и благополучия – всё это преследует одну цель: заставить почувствовать полноту жизни при отсутствии оной и отдать за ложное чувство заработанный рубль.

 

Но фаст-фуд – дешёвая, быстрого приготовления еда из «ресторанных двориков» – неумолимо и неизменно пахнет бедностью, точно разоблачая скрытую суть ТРЦ. Бедностью пахнут попкорн и гамбургер, шаурма и сосиски с кетчупом, жидкий кофе на вынос и картошка фри. И смешанный запах этот, как неистребимый запах перегоревшего масла в дешёвых ресторанах, пропитал всю Россию. Кемеровская «Зимняя Вишня» стала своего рода символом. Символом надругательства не только над кемеровчанами, но и над всей страной. «Зимняя Вишня» – это не просто халатность и безответственность, продажность и алчность. Это отношение хозяев жизни к плебеям, чьё существование скрашивается нехитрыми развлечениями и простецкой закуской. Именно для России в большей степени характерно размещение торгово-развлекательных центров – центров хлеба и зрелищ – на месте бывших промышленных предприятий и научно-исследовательских центров. Разве не насилие, что место труда и мысли заняли торговля и потеха – ярмарка и балаган, другими словами? Вместо созидания и труда, вместо развития и роста – нездоровая пища и отупляющие развлечения, пустота, испепеляющая и душу, и тело.

 

Государство не просто безразлично относится к жизни и безопасности граждан, оно всемерно и целенаправленно подавляет человека, работая над превращением его в тупого и довольного жизнью потребителя. Над этим трудятся школа и телевидение, кино, театр и литература. Тому же способствуют и условия досуга, ограниченные для многих пресловутыми ТРЦ. Насильственное производство потребителей идёт полным ходом с риском для жизни и постоянными потерями. Но это никого не останавливает и ни на что не влияет.

 

Когда президент говорит о необходимости «стремиться, повышать и наращивать», о потребности совершить технологический рывок, невольно удивляешься: кто же будет совершать этот действительно в высшей степени необходимый рывок? Ведь как пишут сегодня многие исследователи, капитализм входит в новую эру, когда главную роль играют не промышленность и даже не финансы, а технологии. Причём речь идёт не только об информационных технологиях. В ведущих западных университетах, превратившихся в подобия советских НИИ, то есть помимо образования занимающихся исследовательской работой, ведутся успешные исследования в области биотехнологий, робототехники, создания принципиально новых материалов, 3D печати и пр. На базе этих университетов и складывается новая экономика. Кстати, не так давно Джон Холдрен, возглавлявший в администрации Б. Обамы Департамент науки и технологий, высказывался в том смысле, что современная американская наука во многом обязана конкуренции США с Советским Союзом. На Западе уже появилась новая технологическая элита, которую, в отличие от промышленной и финансовой элиты, называют нетократами. Многие сегодня уверены, что за нетократами будущее и что именно им предстоит осуществить новую технологическую революцию. Попросту говоря, за технологиями – будущее.  Кто производит сегодня технологии, тот и правит современным миром.

 

В докладе Токийского университета и Европейского Центра оценки технологий «Технологическое развитие 2025» сделан вывод, что в мире на сегодня существует двадцать четыре важнейших технологии и что новую технологическую революцию суждено осуществить обладателям всех двадцати четырёх. В докладе также отмечено, что США обладают 21 технологией, Япония – 17, ЕС – 14, Израиль – 9, Южная Корея – 8, Китай – 7, Россия – 4. Судя по этим цифрам, для совершения технологического рывка в России нужно что-то вроде технологизации – по аналогии с индустриализацией. Да вот беда! Школьная база для инженерного образования сокращается. Школьников, могущих предъявить результаты ЕГЭ для поступления на инженерные специальности становится всё меньше. Профессор, заведующий кафедрой геометрии и топологии матфака Петрозаводского государственного университета Александр Иванов рассказывал о случаях, когда на пятьдесят бюджетных мест, выделенных на инженерные специальности, набирали всего лишь пять человек. А больше и не было никого. В пору единого образовательного стандарта все сдавали одинаковые экзамены. Но сегодня базовый ЕГЭ по математике в 11 классе предлагает решить такие, например, задачи: Установите соответствия между величинами и их возможными значениями: к каждому элементу первого столбца подберите соответствующий элемент из второго столбца.

 

ВЕЛИЧИНЫ

ВОЗМОЖНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ

Вес взрослого человека

8 т

Вес грузового автомобиля

5 г

Вес книжки

65 кг

Вес пуговицы на одежде

300 г

 

Те, кому посчастливилось окончить советскую школу, помнят, как изучали в 10 классе интеграл и матрицу. Вероятно, именно по этой причине в Силиконовой долине работают более 350 тысяч русских инженеров, биологов, программистов и пр. При этом русскоязычная диаспора является одной из самых высокооплачиваемых. Кроме того, русские разработчики трудятся в Европе и Южной Корее, а немногие молодые специалисты, сдававшие не базовый ЕГЭ по математике, тоже частенько предпочитают заграничные лаборатории отечественным. 

 

Научившись сравнивать книжки с пуговицами, невозможно осуществить технологический рывок. В советское время такие навыки обрекли бы на карьеру сторожа или уборщицы. Сегодня – гарантируют квалификацию потребителя с увлекательным досугом в любом из моллов большой страны. То есть обрекают людей быть плебсом, служить сильным мира сего. А кроме того, создают образ России как страны технологически отсталой, с плохим образованием и отсутствием перспектив для развития. Между прочим, именно такого мнения придерживаются о нас «бывшие братья» – украинцы, белорусы, казахи... Конечно, с одной стороны, пусть думают, что хотят. Но с другой-то – не так уж они и не правы. Главное, что отняли у России после 1991 г. – это возможность полноценного развития. Развития как страны в целом, так и каждой личности в отдельности.

 

Говорят, что в политике главное – имидж. Именно имидж делает страну привлекательной на международном поприще и позволяет побеждать в информационных войнах. Сегодня отечественные СМИ уверяют, что Россия выигрывает информационную войну у Запада. Но тут выходит Борис Джонсон и заявляет: «Университет Кембриджа один получил большее число Нобелевских премий, чем все университеты России и Китая, помноженные на два. У нас самая яркая и динамичная культурная среда с одним только Британским музеем, привлекающим больше людей, чем целых десять европейских стран. <…> Они создают “Новичок”, а мы создаем световые мечи. Первое – ужасное оружие специально для убийства, второе – вымышленный реквизит, который странно гудит. Но какое из этих орудий более эффективно в современном мире? Какое принесло больше пользы для экономики? Какое поразило воображение трёх поколений детей и заработало миллиарды? Какое из них можно подарить, а какое можно только презирать».

 

Можно, конечно, смеяться, но нельзя не признать очевидного: Джонсон говорит не от себя, он озвучивает главный тезис информационной войны Запада против РФ: Россия – страна агрессивная и отсталая была, есть и будет. И что же делает наше государство, чтобы изменить имидж страны? Может быть, не упускает случая напомнить о былых достижениях российской науки? А может, восстанавливает НИИ или открывает лаборатории при университетах, куда тянутся специалисты со всего мира? Ничего подобного. Никто в мире и не вспомнит, что электрическая лампочка, телевидение, видеомагнитофон, вакцина от чумы или атомный ледокол появились благодаря русским учёным и инженерам. О современных же достижениях российской науки и вовсе никто не знает.

 

Конечно, о скандальном Сколкове или не менее скандальном Роснано слышали все. Но тем не менее в списке стран, обладающих важнейшими технологиями, Россия сегодня отнюдь не лидирует. Да и присутствует в этом списке не иначе как благодаря советскому прошлому. А вы-то, нынешние, что сделали, чтобы выиграть информационную войну, изменить имидж страны, сделать её привлекательной, совершить технологический рывок?.. Дайте ответ! Не дают ответа…

 

Можно задаться вопросом: при чём же тут «Зимняя Вишня»? События в «Зимней Вишне» в очередной раз и очень громко заявили о государственном насилии в России, о политике, убивающей тело и топчущей душу. О том, что не бизнес, а самый обычный, рядовой гражданин России подвергается постоянному насилию, что человек в нашей стране унижен, попираем и обрекаем на незавидное положение.

 

К тому же обычный человек нуждается в организующей и направляющей силе. Вполне естественно, что в огромной и разнородной стране, каковой является Россия, государству необходимо либо самому выступать в качестве подобной силы, либо отслеживать, как это делают другие. Ведь чем больше таких сил в обществе, тем сильнее общество расколото. Это состояние раскола почему-то принято называть свободой и выставлять как величайшее благо.

 

Но возможная человеческая свобода – это жизнь вне узилища и вне произвола сильных. Более того, человек и не склонен к той свободе, о которой рассказывается на каждом углу. Большинство людей достаточно инертны и нуждаются в вожаках и мессиях, в предложении вкусов, идей и мнений. С этим связана ещё одна ложь – об отсутствии якобы идеологии в современной России. Прописанной идеологии, может, и нет. Но она неизбежно задаётся исподволь, когда от наиболее активных идеи передаются наименее активным, ждущим внешних импульсов. А рядовому человеку импульс необходим. Движение и развитие такого человека обусловлено тем, кто и в какую сторону его подтолкнёт и поведёт. Отсюда, например, сегодняшняя убеждённая воцерковлённость вчерашних партийных активистов.

 

Разные общества подчиняются разным импульсам. Вот почему в одном случае можно наблюдать энтузиазм и созидание, в другом – толерантность и защиту меньшинств, в третьем – неприкаянность и бесцельное существование. Всё это предлагается обществу властью или с попустительства власти. Думается, что и Сталина вспоминают всё чаще не столько из-за порядка и жёсткой руки, сколько из-за того импульса, который его личность, его власть сумели дать большинству, организовав и направив человеческие атомы. Нынешняя власть к такой организации, по тем или иным причинам, оказалась неспособна. Потому и человек в нашей стране брошен, незащищён и неприкаян.

 

2018

 

Нравится
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет